Савинские орлы. Репортаж длиной в одну булочку, четыре чашки кофе и пять задержанных

Главный редактор «Фонаря» 18 июня провёл вместе с экипажем ППС УМВД по Белгороду («Орёл-140»), который патрулировал территорию «Савино» (так сотрудники ППС и дежурная часть называют район, который обслуживает отдел полиции №2 — прим. Ф.). Наш участок был ограничен улицами Садовой, Урожайной, Студенческой и проспектом Богдана Хмельницкого.

Дежурство сотрудников ППС длится 12 часов: они заступают на него в 9 утра и завершают в 21 час. Всё это время главред «Фонаря» был вместе с Алексеем и Анатолием, работающими в паре с октября 2019 года (их фамилии не называем специально, так как хотим, чтобы этот репортаж воспринимался как картина типичного дежурства сотрудников ППС). Мужчин объединило за это время не только общее кофе, но и даже несколько дел, расследование которых длится уже полгода.


Развод сотрудников закончился на базе ППС в Белгороде на улице Октябрьской в 9 часов. В 9:49 экипаж ППС, с которым мне и сотруднику пресс-службы УМВД по Белгородской области предстояло провести целый день, принял свой первый вызов — по рации сообщили, что в одном из дворов на Садовой неизвестные люди шумят под окнами. В 9:52 мы отправились на Садовую.

«Это не психбольная там?»

По дороге полицейский признался, что иногда четверг бывает хуже понедельника (забегая вперёд, скажу, что наш день дежурства выдался довольно спокойным).

Во дворе на Садовой мы встретили мужчину и полную тишину, контрастирующую с нашим представлением о ситуации, когда «шумят во дворе». Полицейский позвонил в домофон в квартиру, откуда был вызов, и мы услышали взволнованную женщину, которая эмоционально накинулась на сотрудника ППС. Она его обвиняла, что мужчина не слышит громкого шума, который ей мешает.

Вылив своё негодование, эмоциональная особа повесила трубку — в доме открылись окна, из них выглянули две женщины. Они рассказали, что раньше заявительница уже звонила в полицию и рассказывала о минировании дома и совершённых убийствах. Женщины признались, что им не нравится такое соседство — сегодня неспокойная жительница верхнего этажа разбудила других жильцов в 5 утра, и её никак нельзя было утихомирить.

Анатолий пообщался со свидетелем — тем самым мужчиной, который гулял во дворе, — опросил его и попросил поставить подпись в документе, после чего мы покинули двор на Садовой. Весь процесс у нас занял семь минут, и в 10:10 мы двинулись дальше.

Патрулируем и наблюдаем

Дальше начался типичный рабочий процесс ППС: нарезать кругами на машине по патрулируемому району. За время дежурства я успел побывать во многих дворах раз по пять. Мне думается, что такая навязчивость способна успокаивать местных жителей: если видеть полицейскую машину на районе несколько раз в сутки, тогда появится ощущение, что ни один злоумышленник и дебошир не пройдёт. Хотя порой во время нашего патрулирования мне казалось, что прохожие воспринимают автомобиль ППС как аквариум: нас, «рыбок», постоянно изучали внимательные пару, а то и десяток глаз пенсионеров, гуляющих мам с детьми, подростков.

В 10:24 пришло время первой остановки, чтобы понаблюдать за ситуацией в патрулируемом районе, и я открыл счёт таким остановкам, которые повторялись ещё не раз в течение дня. Пока мы наблюдали за улицей, возле автомобиля остановился пожилой мужчина, который спросил, как проехать к зданию управления мелиорации земель и сельскохозяйственного водоснабжения. Анатолий залез в навигатор и сориентировал водителя, куда ему держать путь.

Горящий завтрак

В 10:35 дежурная часть сообщила всем патрулям о задымлении в одной из квартир на улице Гагарина. Мы включили звуковой сигнал и приехали на место предполагаемого пожара за три минуты. Рядом с подъездом сидели сердобольные бабушки. Они показали нам окно, из которого шёл дым. Мы вбежали на второй этаж и стали стучать в дверь, но никто не открывал. Далее бабушкин «домовой патруль» сообщил, что пожилая хозяйка квартиры ушла рвать липу и, скорее всего, забыла на плите завтрак.

Мы спустились снова к подъезду. Там уже на месте были пожарные. Они быстро достали лестницу, узнав, что в квартире никого нет, и забрались туда через окно. В 10:42 на месте уже оказалась и скорая помощь, правда, помогать было некому, так как задымление было несильным, а во дворе собрались в основном пожилые люди и парочку детей, которые держали наготове мобильные телефоны.

За десять минут, пока мы ждали хозяйку квартиры, пожарные оперативно успели справиться с незначительной проблемой, не допустив её разрастания, и отдыхали рядом. На вернувшейся пенсионерке не было лица. Она еле держалась на ногах. Было видно, что ей самой сейчас был просто необходим липовый чай. Женщину усадили на скамью, спокойно объяснили, что всё в порядке, беды не случилось, но попросили на будущее быть повнимательнее. Мои напарники записали контактную информацию о бабушке, после чего добавили пару ободряющих слов, и мы отправились дальше патрулировать улицы.

Кофейная пауза

По рации передали, что в Белгороде разыскивают машину Chevrolet Tahoe. Погрузиться в поиски не получилось, потому что в течение двух часов на эту ориентировку пришёл отбой — нужный автомобиль уже отыскали.

Мчим мимо рынка «Восход» — там всё спокойно, рынок живёт своей жизнью как минимум до 9 июля (ранее мы уже объясняли, что сейчас происходит с рынком, наш разбор об этом можно прочесть на сайте — прим. Ф.) . Сейчас там полно овощей и фруктов, и даже уже появились заморские для июня арбузы более, чем за сто рублей. Но дебоширов на рынке и около него не было.

В 11:12 нас ждала вторая остановка для наблюдения за районом и первый выпитый кофе. Напиток сотрудники возят с собой в термосе. Это главный их заряд бодрости на целый день. Попробовать напиток, вдохновляющий на 12 часов непрерывной работы день, они, конечно, мне предложили, но жаркая погода — не самое подходящее время, чтобы выпить кофе. Да и бодрости во мне с утра вполне ещё хватало чашки на три кофе, поэтому я отказался.

Во дворе мы неожиданно встретили, по словам полицейских, заядлого дебошира, который когда-то собирал целый двор товарищей, мешая другим жильцам своими весёлыми собраниями в беседке. Недавно мужчина закодировался от употребления алкоголя, и теперь проходил по дворе в явном упадке и не навеселе, но на радость соседям. В 11:20 мы покидаем двор на Садовой и едем дальше.


В штате ППС УМВД по Белгороду есть вакансии, но их немного — около десяти. В среднем сержант ППС в Белгороде получает 25 тысяч рублей.

Гаражная ирония судьбы

В 11:33 Анатолий и Алексей сообщили на базу, что отклонятся от маршрута патрулирования и заедут в гаражный массив, чтобы проверить, как обстоят дела там (и, наверное, попытаться отыскать хоть что-то интересное для меня и ещё одного нашего спутника). В 11:40 внимание нашей мужской четвёрки остановилось на приоткрытой двери одного из гаражей. И если бы я ещё мог допустить возможность, что хозяин сам не закрыл двери, то полицейские так не думали — они остановили патрульную машину и зашли в гараж, где на диване в трусах досматривал утренний сон мужчина лет 40.

Нашего потенциального нарушителя звали Александр, и спал он не в своём гараже. Накануне он поссорился с женой и разыскивал, где провести ночь, наткнувшись, по его словам, на открытый гараж. Вопрос, что неизвестный спящий мужчина делает в чужом гараже (да и не пропало ли оттуда чего-нибудь) был открытым, поэтому патрульные решили доставить мужчину в отдел для выяснения обстоятельств, да и вообще разобраться, кто такой этот Александр из гаража.

В 11:49 мы впервые за этот день приехали в отдел УМВД по Белгороду № 2, а в 11:57 Анатолий сел писать рапорт об обнаруженном в гараже мужчине. Весь процесс затянулся до 12:17. Потом мы покинули отдел, оставив там Александра на попечении следователя. Сами же помчались на новый вызов — в «Магните» на Садовой кто-то устроил погром.

Колбасно-коньячных дел мастер

В супермаркете мы оказались в 12:19. И если Александр, несмотря на проведённую ночь в гараже, был свеж, не вызывал стойкого ощущения запойного человека, а скорее напоминал типичного белгородца, у которого не заладилось с личной жизнью, то здесь мы встретили битого жизнью (и не раз!) Вадима, стойкий запах которого ощущали, наверное, все покупатели «Магнита».

Вадима занесла нелёгкая в магазин за колбасой и кофе, но устроить себе завтрак интеллигента он не успел, потому что продавцы заметили, что он хочет скрыться с товаром, не заплатив за него. Девушки попытались задержать утреннего гостя, и тогда он разбил пять бутылок дорогого алкоголя. Не вынесли напора Вадима коньяк, водка и бренди (справку в машине Анатолий зачитывал так обстоятельно, что в голове стала рисоваться картина приближающихся выходных, но чтобы не рекламировать спиртные напитки, не станем повторять названия пострадавших брендов — прим. Ф.). На помощь сотрудницам магазина подоспел охранник ЧОП. Он-то и позвонил в дежурную часть.

В 12:24 нетвёрдо стоящий на ногах Вадим отправился вместе с нами в отдел. Мы явственно ощущали его присутствие за своими спинами, единые в своём желании поскорее закончить эти четыре совместные минуты с почти зримо пахнущим попутчиком.

Едем дальше!

Мы привезли Вадима во 2-й отдел, где он присел на скамье рядом с Александром из гаража. Там уже интеллигентный мужчина жаловался следователю на свою неудавшуюся семейную жизнь. Примостившийся рядом Вадим его совсем не вдохновил, поэтому Александр попросил его немного отсесть и обязательно надеть маску. Новый задержанный что-то пробурчал, но послушался товарища по задержанию, после чего решил всем поведать, что он не виноват в том, что бутылки в магазине разбились, а это якобы сами продавщицы его толкнули (увы, учитывая нетрезвое состояние Вадима, скорее продавщицы могли пытаться его удержать, но вряд ли с его габаритами и их весом это было возможно — прим. Ф.) . Обоих мужчин отфотографировали в двух ракурсах, как это делают во всех фильмах.

Александр уже немного освоился в отделе, поэтому посоветовал Вадиму не лезть к следователям с просьбой дать прикурить. «Домой меня, парни? Мне в больницу завтра ехать!» — пытался безуспешно надавить на жалость полицейских Вадим. Не выпросив себе освобождения, он решил довольствоваться малым — попросился в туалет. Эту его просьбу сотрудники отдела моментально удовлетворили. Когда его сменил в маленькой и такой нужной комнатке Александр, мы снова покинули помещение отдела и отправились дальше патрулировать улицы.

В 13:07 нас ждала третья остановка. Мы понаблюдали за происходящим на аллее недалеко от общежития БелГУ, пробыв там до 13:33. Через 11 минут заехали в магазин и купили литр «Кока-колы». Это первое, чем сотрудники ППС разбавили свой рацион из кофе и сигарет. Наше спокойное патрулирование прервала рация, которая сообщила, что в парке Ленина украли детский велосипед. Мы включили звуковой сигнал и двинулись в путь, но даже не успели даже доехать до парка, как в 13:57 по рации сообщили, что похитителя задержали на Супруновке (за шесть минут!).

Дальше нас снова ждали уже привычные дворы на Садовой, а в 14:07 — поездка по улице Портовой в сторону Ячнево. И снова гаражи. На этот раз без спящих в них людей, но с автомобилистами, которые спокойно копались в машинах, никому не доставляя дискомфорта.

На часах 14:26. Первый перекус на Садовой. Восполнял силы хот-догом только мой коллега из пресс-службы УМВД, а двум сотрудникам ППС кофе и кола продолжали придавать невидимые силы. Мне же было достаточно простой минералки, так как ничего другого по такой погоде совершенно не хотелось.

Через 15 минут нас ждал новый вызов. На этот раз пешему патрулю понадобилась помощь коллег на машине — несколько нетрезвых мужчин нарушали спокойствие на городском пляже. Нужно было подкрепление.

Капитан МЧС и его друзья

Около 15 часов мы были на городском пляже, где нас уже ждали двое сотрудников ППС и спасатель с перебинтованной рукой. Ему и пришлось тщетно взывать к голосу пьяного разума трёх мужчин (но рука его пострадала не во время этих разговоров, а раньше), после чего он вызвал полицию.

Дальше нас ждал почти целый час общения с тремя товарищами, один из которых был в таком неадекватном состоянии, что лучшим вариантом для него стала машина ППС, куда полицейские его усадили, чтобы прекратить его попытки поплевать и поругаться матом. Второй его друг тоже был в весёлом расположении духа, но более сговорчив и послушен, поэтому он ждал рядом с машиной, пока пеший патруль оформлял документы. Третий парень производил впечатление самого трезвого из них, поэтому к нему вопросов не было. Возможно, потому, что он приехал из Москвы, и, как он сам представился, был капитаном МЧС.

Несколько раз москвич пытался найти подход, чтобы «решить вопрос на месте», намекая на возможные законные и не очень методы. Сотрудники ППС были непреклонны: двум его товарищам-нарушителям обязательно нужно было проехать в отдел, где на них должны были составить протоколы за распитие спиртных напитков в общественном месте, после чего одного из них могли отпустить. Поддержать старания «решить вопрос на месте» приехала сестра одного из задержанных. Но даже женское обаяние не сломило сотрудников ППС, которые оставались под прицельным взглядом журналиста, ведь все другие желающие разобраться вне отдела не знали о том, кто я. Не добившись своего, сестра спросила, как брат-строитель оказался на пляже, после чего ретировалась, пожелав родственнику удачи.

Наше томительное ожидание на городском пляже, пока пеший патруль составлял нужные документы, затянулось до 15:56.


По словам врио командира отдельного батальона патрульно-постовой службы полиции УМВД России по Белгороду, майора Александра Тюлькова, маршруты патрулирования сотрудников ППС составляют с учётом мест, «наиболее вероятных для совершения преступлений». Но в зависимости от ситуации они могут меняться. «Примерно 90 процентов сотрудников относятся к своей работе так, как будто это происходит с родственниками», — рассказывает Тюльков.

Доверчивая бабушка и «сотрудница соцзащиты»

Наш рабочий день после отъезда из отдела продолжался привычно: тихие и спокойные улицы, которые навевали желание очередной остановки. В 16:39 заехали на колонку за прохладной водой, и там же Анатолий и Алексей распили по второй чашке кофе.

В 16:50 мы вернулись на наш маршрут, немного продлив его до базы, где высадили сотрудника пресс-службы полиции. Дальше — снова пошли гаражи, абсолютно тихие и почти безлюдные. Там мы увидели пару мальчишек, которых оба полицейских вспомнили: они были во дворе на Гагарина с утра, когда догорал завтрак пенсионерки. В тихом гаражном массиве была выпита ещё одна чаша кофе — режим энергетической дозаправки нарушать нельзя!

А потом наконец-то произошло кое-что выпадающее из ритма этого сверхспокойного дня: в 17:32 дежурная часть сообщила, что у пожилой женщины на улице Железнякова похитили крупную сумму денег. За две минуты мы доехали к нужному дому и забежали в квартиру расстроенной пенсионерки. История предполагаемого обмана вам хорошо известна: бабушка купилась на удочку предприимчивой «женщины из соцзащиты», любезно предложившей поменять старые купюры, которые якобы скоро должны выйти из употребления, и доверчивая пенсионерка отдала ей крупную сумму денег.

Опрос женщины у нас занял семь минут. Приметы возможной мошенницы Анатолий передал коллегам, которые должны были сменить нас, чтобы дальше выяснять, как именно пропали 130 тысяч рублей, половина из которых были бабушкиными «гробовыми деньгами». А мы же отправились с полученной ориентировкой изучать ближайший район.

Пока Анатолий общался во дворе с жителями и внуком потерпевшей, мы с Алексеем объезжали близлежащие дворы. Вскоре к нам вернулся напарник Алексея, который рассказал занятную историю про внука женщины, но в интересах следствия, к сожалению, мы не можем её привести в публикации...

Мы кружим по району, всматриваясь в прохожих, подходящих под описание мошенницы. В 18 часов заезжаем в ТРЦ «РИО», чтобы рассказать о происшествии охранникам. Дальше проезжаем по «Восходу», наблюдаем из окна автомобиля за работой полицейских во дворе, где у бабушки похитили «гробовые», а потом в 18:26 делаем традиционную остановку.

День к закату, а у нас следы наркоманов и драка

Наше знакомство со ставшими почти родными за день ямками и «лежачими полицейскими» на маршруте патрулирования близится к завершению. А мы движемся к первому перекусу за день, который себе позволил Алексей, — булочка должна была скрасить оставшиеся у них два часа дежурства. Во время перекуса мы обсудили работу обоих сотрудников и даже мою диссертацию, посвящённую инвективным зоометафорам, но всё это останется за рамками нашего репортажа, потому что не имеет отношения к типичному дню сотрудников ППС. А вот что к этому имеет непосредственное отношение — просьба о помощи, которая снова поступила к нам от пешего патруля. Он был с задержанным мужчиной у областной больницы и нуждался в нашем автомобиле, чтобы мы довезли очередного дебошира в отдел. Мы закончили с этим вызовом на помощь в 19:29, после чего за девять минут проехали ещё раз по району патрулирования, а потом остановили патрульный автомобиль для наблюдения.

Полицейские рассказали, что у каждого патруля складывается свой профиль работы в зависимости от того, каких происшествий на районе бывает больше, — у кого-то это бывают наркоманы, у кого-то нетрезвые граждане, у кого-то дебоширы и потерявшие связь с реальностью (как героиня нашего первого выезда).

В 19:52 мы направляемся проверить пару мест, где бывают наркоманы. Одна такая укромная площадка приносит свои плоды (или следы?): зоркий глаз Анатолия замечает, что за неделю, которую полицейские сюда не наведывались, добавились новые использованные шприцы. Место обоим полицейским хорошо знакомо практически до каждой иголки, но вот тех, кто их оставляет, им пока не удалось поймать. Возможно, скоро их целеустремлённость будет вознаграждена уголовным делом против закладчиков. Когда-то же должно совпасть так, чтобы полицейские оказались в нужном месте в нужный момент?

Не прекращая наблюдения, мы повторяем знакомую ободряющую процедуру: сигареты и кофе (термос у Анатолия небольшого размера, но очень вместительный — прим. Ф.). При этом напомню, что за целый день ничего существенного оба сотрудника не перекусили, правда уже успели настроиться на плотный домашний ужин, тем более, что на часах уже оставался последний час дежурства.

Finita la Почтовая

Настроенный завершить день вместе с обоими сотрудниками ППС, я в голове прокручивал варианты, как буду уезжать с улицы Октябрьской, где находится база ППС. Пока же мы продолжали кружить по привычному квадрату Садовой, Урожайной, Студенческой и проспектом Богдана Хмельницкого. Но даже за 30 минут до окончания дежурства возможны чудеса: по рации передали об оперативном вызове на Почтовой на Крейде, куда мне и было нужно ехать. Вариантов не взять этот вызов не было, потому что все остальные патрули были задействованы на других участках и в отделе (а меня такое завершение дня более чем устраивало!).

Алексей включил спецсигнал, и мы стремительно понеслись на Крейду, преодолев расстояние от Менделеева до Почтовой за каких-то 11 минут. Правда, за эти стремительные 11 минут драка во дворе успела закончиться. В итоге всё, что оставалось Анатолию и Алексею, записать показания очевидцев, которые рассказали, что во дворе повздорили две девушки лет 15, а за их разборками наблюдали подруги. Мы побыли на месте завершившегося правонарушения меньше минуты, после чего я попрощался с сотрудниками ППС, с которыми провёл полноценный рабочий четверг. Вряд ли он был хуже понедельника, но жалеть о том, что я не попал на какую-нибудь карусель из ЧП и других преступлений, которых, по словам патрульных, за дежурство бывает даже штук 18, я не буду. Ведь это был, как оценили сами полицейские, «лайтовый день». А вот какой будет ночь пятницы — скоро увидим.

Вместо вывода — арифметика

Одно 12-часовое дежурство сотрудника ППС = 8 отработанных вызовов + пять доставленных в отдел задержанных + четыре чашки кофе + одна булочка + одна бутылка «Колы» + одна бутылка воды + один поход в туалет.

Текст и фото: Андрей Маслов

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости