«Мне не надо руку помощи — дайте хотя бы пальчик». Как молодая мать работает в такси и сама воспитывает пятерых детей

Юлия Афанасьева уже четыре месяца работает в белгородском такси. Дом у семьи топится дровами, а исправить это нельзя, так как он находится в обременении. Статус матери-одиночки она получить тоже не может, так как ещё не развелась с мужем, а где он — Юлия не знает. История сильной женщины и любящей матери, которая оказалась в сложной жизненной ситуации.

«Мне не надо руку помощи — дайте хотя бы пальчик». Как молодая мать работает в такси и сама воспитывает пятерых детей

Больше века назад, 8 марта 1908 года, тысячи американок вышли на улицы отстаивать свои права. В честь этого события, сегодня под вечер в ресторанах и кафе Белгорода будет много красивых женщин, ради которых ООН сделала ещё один выходной. Но белгородская таксистка Юлия Афанасьева, скорее всего, будет работать в этот день, чтобы заработать своим пятерым детям на одежду, еду и другие нужды.

***

Мы подходим к такси, задние сидения которого застелены детским пледом с разноцветными медведями. Садимся. Девушка за рулём суетится, убирая куда-то кружку чая и быстро проглатывая последний кусочек печенья, попутно извиняясь, что не успела пообедать.

— Я работаю в такси уже четыре месяца. Пособия на детей получаю один раз в месяц, на жизнь этого не хватает. А жить надо каждый день и кушать тоже. В такси я зарабатываю пусть и небольшие, но хотя бы «живые» деньги, чтобы не нуждаться в самом необходимом, — рассказывает Юлия.

Женщина говорит, что от вождения такси получает удовольствие, но только эта работа очень небезопасная.

— Я даже не знаю, вернусь ли обратно к детям, потому что куда судьба закинет, туда я и еду. Хотя совсем страшно, чтобы напугать меня, и я убежала из такси, — такого не было. Неприятные ситуации присутствуют: выпившие мужчины начинают приставать, руки распускать, но я умею справляться с такими.

— Юлия, сколько можно заработать за рулём такси?

— Машина арендованная. В сутки я зарабатываю сначала на аренду, а потом уже себе. Когда тысячу заработаю, когда 500 рублей, когда больше. Стабильности нет. Сегодня хорошо, завтра может быть очень хорошо, а может и вообще никак.

Девушка вышла замуж вскоре после окончания школы. Как объясняет сама, она воспитывалась в неблагополучной семье, поэтому чтобы не попасть в неприятности, решила выйти замуж. В школе Юлия хотела стать гинекологом и даже работала после получения аттестата какое-то время в медицинской сфере, но когда получила права, решила пойти в такси.

— А что бы вы выбрали сейчас, если бы работая гинекологом, получали те же деньги, которые сейчас получаете за извоз?

— Если бы у меня были деньги и время, чтобы учиться на гинеколога, я бы, конечно, предпочла эту профессию. Но, больше всего, я хочу быть дома с детьми. Я очень много времени провожу в этой машине, даже больше, чем дома.

***

— Когда мы оказались в трудной ситуации, первый вариант, который мне предлагали, — забрать у меня детей из-за того, что у нас не было денег, питания. Я не хочу, чтобы кто-то забирал их у меня, и они хотят быть со мной. Поэтому, может, и не совсем подходящая у меня работа для многодетной мамы, но на данный момент это самый лучший для нас вариант. Пусть я даже 200 рублей заработаю, но это лучше, чем ничего. Хоть это и смешные деньги, но на них я смогу купить молоко, хлеб или чай, который принесу домой, чтобы дети не голодали.

О детях Юлия рассказывала долго: двое учатся в школе, двое ходят в детский сад, а самому младшему скоро исполнится год. По словам таксистки, он родился недоношенным и не мог находиться дома без медицинской помощи. Девушка не могла покупать лекарства, которые были нужны ребёнку, и положила его на пять месяцев в дом малютки, где его обещали вылечить. Ему действительно помогли, и 26 марта Юлия вместе с детьми заберёт малыша домой.

— Интересуется ли кто-то из соцзащиты и других служб по контролю за детьми вашей ситуацией?

— Никто нас не трогает, ни в хорошем смысле, ни в плохом. К нам периодически приходят из школы социальный педагог, завуч и классные руководители старших детей. Они проверяют, что есть у детей, что в холодильнике, сытые ли они, как одеты. Но, правда, уже где-то три месяца не приходили.

— А как дети учатся? Может быть чем-то увлекаются?

— Мы живём в сельской местности. Какие там могут быть увлечения? Может быть, какие-то дополнительные кружки и есть, но они на них не могут ходить. Дети учатся в Весёлой Лопани, а мы живём в Долбино. На учёбу и обратно их возит специальный автобус. Если ребёнок остаётся на дополнительное занятие, мне нужно ехать и забирать его, а такая возможность есть не всегда. Недавно дочка не поняла тему и хотела остаться на дополнительное занятие с учителем, но из-за того, что надо было идти на автобус, не смогла. Естественно успеваемость немного падает, но они у меня молодцы: учатся хорошо, причём не просто нормально, а именно хорошо.

Женщина добавляет, что дети не только хорошо учатся, но ещё и помогают ей в быту.

— У нас дома печное отопление, дрова. Я с работы бывает в два часа ночи возвращаюсь. Пока приеду, дров нарублю, печку растоплю, чтобы дети утром вставали, и им тепло было. Сын иногда помогает колоть дрова, я приезжаю и просто растапливаю — самим им пока не разрешаю. Я стираю, а дочка развешивает белье. Если Руслану (сын Юлии — прим. ред.) надо в школу рубашку погладить — погладит, а маленькие горшки друг за другом выносят. Они добрые, воспитанные и очень отзывчивые. Маме моей, которая в соседнем доме живёт, тоже помогают. Она сама приготовить себе не может — внуки и в магазин бегают, и если что-то приготовим, то ей несут.

— А есть ли у вас в доме газ?

— Газ проведён, но отключён за неуплату. Там 2,5 тысячи долг — муж тогда не работал. И документы нужно привести в порядок. Дом куплен на материнский капитал, а хозяин дома живёт на Украине. Когда там начались все эти события, он пропал. Деньги, которые были на материнском капитале, он получил, но дом стоил 500 тысяч, и 100 тысяч мы должны ему ещё доплатить. Из-за этого всё стоит на месте — по документам дом с обременением, поэтому я ничего не могу сделать: ни воду провести, ни газ, и его найти не могу. Даже если бы у меня были эти сто тысяч, мне их некому отдать.

Когда я жила с мужем, он говорил, что надо обращаться в суд и пытаться добиться справедливости, раз хозяина дома невозможно найти. А теперь и мужа нет. Сейчас куда не кинься — везде нужны адвокаты, юристы, а у меня на них просто нет денег. Я зарабатываю, буквально, только на еду, — делится Юлия.

Материнский капитал — это не все деньги, которые положены одинокой многодетной матери. Юлия говорит, что на третьего ребенка у неё есть «региональный капитал», но чтобы его получить, нужно собрать пакет документов вместе с мужем. Где находится её муж — девушка не знает. Юлии предлагали потрать эти деньги на ремонт в доме, сделать его самой, собрать все чеки, справки о доходах и другие документы, после чего ей погасят траты на ремонт за счёт «регионального капитала».Позже в управлении соцзащиты предложили оплатить этими деньгами работу газовой бригады и материал, но, по словам Юлии, этим так никто и не стал заниматься.

— Я думаю, что на наши 42 квадратных мера хватило бы этих 55 тысяч, чтобы провести отопление. Нам очень тяжело, очень холодно, когда морозы. Дом старенький, полы кривые, там свистит, там дует. Мы спасались как могли, даже одеялами завешивали. И всё переживали, что кто-нибудь придёт зимой, посмотрит, что у нас тут, ну так, в натяжечку... чтоб... чтобы не забирали [детей] (женщина заплакала).

Юлия вытерла слёзы, которые, как мне показалось, появились ещё тогда, когда она говорила про юристов, и продолжила свой рассказ.

— Сейчас мы разводимся с мужем. Если бы я была в статусе одинокой мамы, то у меня было бы больше возможностей получить помощь, субсидии. Всё упирается в то, что официально я ещё замужем, и мне нужны документы от супруга, чтобы получить помощь. Когда мы разведёмся, я начну ходить по всем инстанциям, и если положена мне какая-нибудь помощь, то пусть помогут, отзовутся. Но я не против и своими силами зарабатывать. Может быть, мне смогут предоставить какую-нибудь работу, на которой я смогу чувствовать себя в безопасности, не в такси, и чтобы по графику я смогла работать, чтобы дети не оставались одни.

Мне не надо руку помощи — мне хотя бы пальчик дайте, а я буду за него цепляться и тянуться. Хоть бы чуть-чуть кто-нибудь откуда-нибудь откликнулся. Я просто хочу, чтобы дети остались со мной, чтобы их не забирали из-за того, что у нас такое плохое положение. Не хочу! Моё «не хочу», конечно, никого не интересует, но я нормальная женщина, я не алкашка, не наркоманка, а нормальная мать, которая любит своих детей, также как и они меня...

Уважаемые читатели, если вы вдруг захотите помочь Юлии Афанасьевой и её семье, напишите нам на почту [email protected], и мы вам дадим контакты для связи.

Текст: Никита Пармёнов
Фото: Мария Потапенко

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости