«Сегодня — „синие киты​“​, завтра — так будут на улицы выводить протестный электорат​». Как в России борются с детскими суицидами

В Белгороде завершился 14-й Всероссийский съезд уполномоченных по правам ребёнка. Журналист «Фонаря» побывал на круглом столе, посвящённом детским суицидам и их профилактике. Здесь звучали разные мысли: предлагали ужесточить законодательство в сфере компьютерных игр или, например, ограничить регистрацию несовершеннолетних в социальных сетях. Коротко пересказываем, о чём говорили эксперты.

Всероссийский съезд уполномоченных по правам ребёнка — это дискуссионная площадка, на которой чиновники, психологи и другие специалисты могли поделиться своим опытом по вопросам воспитания, формирования семейных ценностей, помощи оказавшимся в сложной жизненной ситуации. На круглом столе в НИУ «БелГУ» по профилактике детского суицида предлагались различные меры после недавних инцидентов с так называемыми «группами смерти», когда в социальных сетях школьникам предлагали выполнять задания, последним из которых было самоубийство. Большинство экспертных инициатив сводились к одному: надо больше детям уделять внимания детям и со стороны родителей, и со стороны общества.

Про первые мысли о суициде

— Дети, которые начинают интересоваться сайтами суицидального характера, зачастую приходят туда из-за психологического состояния, когда они не нашли внимания, любви и заботы в семье. Поэтому такой сайт лишь подогревает интерес к тому, о чём мысль у них уже промелькнула... Где-то учителя и педагоги не видят, что, например, ребёнка ущемляют. Это тоже иногда толкает ребёнка на деструктивные мысли о смерти. Поэтому нам необходимо обратить внимание на работу в школах. Нужна система по выявлению детей, которые [находятся] в зоне риска, и работе с ними, — предложил Владимир Голубь, руководитель отдела контроля расследования преступлений несовершеннолетних против несовершеннолетних управления СК РФ.

***

— Та группа «эмо-кидов» (представители эмо — молодёжной субкультуры, в основе ценностей которой лежит одноимённый музыкальный стиль — прим. ред.), с которой мы работали в двухтысячных годах, теперь присутствует у нас в «группах смерти». Это те дети, которые эмоционально нестабильны и имеют депрессивное состояние. Им необходимо поговорить про экзистенциальную проблему смерти, для подростка она актуальна и интересна. Она имеет романтический налёт, начиная от «Ромео и Джульетты» и заканчивая произведениями Толстого. В нашем обществе снижена религиозная прививка на табу, которое существовало долгие годы. Она ещё работает на поколение родителей, но не работает в отношении детей и подростков, — говорит Екатерина Викторова, директор Белгородского центра психолого-медико-социального сопровождения, старший преподаватель кафедры возрастной и социальной психологии БелГУ.

Фото автора

О пропаганде «групп смерти»

— Зачастую многие пиарятся на этой теме. Дети просто заходят в интернет и смотрят, что это такое. У нас недавно был такой случай, когда ребёнок из любопытства залез и начал выполнять задания. Потом он отказался от всего этого, но ему начали поступать угрозы, что его родителей убьют. Ребёнок пошёл и бросился в прорубь. Хорошо, что прохожие его достали. Мы потом нашли злоумышленников и возбудили дело. Одним словом, это пропаганда. Напрасное муссирование в СМИ этой темы никак не способствует профилактике преступлений в этой сфере, а напротив прибавляет интереса к ней, — продолжает Владимир Голубь.

***

— Как проводится у нас с вами профилактика? Когда пошла эта волна и пришла разнарядка министерства образования, что надо в школах всем педагогам обратить внимание на эти «группы смерти», у нас в итоге пошла следующая обратная связь: «Мой ребёнок никогда не знал ни о каких „группах смерти“, но когда про них рассказали, он стал ими интересоваться». Поэтому не менее важен вопрос качественной профилактики суицидов, — считает Наталья Зыкова, уполномоченная по правам ребёнка в Тульской области.

О законодательных инициативах по профилактике детских суицидов

— Мы уже с дошкольного возраста детей готовим к тому, чтобы они в дальнейшем участвовали в «синем ките» и прочем. Я хочу сказать о том, что эти игры (речь о компьютерных играх — прим. ред), к сожалению, у нас учат и убивать, и калечить, и воровать, и получать за это вознаграждение. Когда дети всё это видят, они порой даже пробуют это друг на друге. У меня был случай, когда ребёнок взял напильник и кинул его острым концом в другого ребёнка. При этом он сослался на игру, где ничего не случилось после этого. А у второго ребёнка — травма. Нам надо обратить внимание на все эти игры. Они ведь у нас никак не регламентированы. Я в своих предложениях говорю о том, что этот регламент надо включать в закон о защите детей. Это всё упущено. Когда у нас был комитет по вопроса семьи, детей и так далее, мы тогда об этом говорили. Тогда ещё Мизулина (Елена Мизулина, сейчас член Совета Федерации — прим. ред.), руководитель этого комитета, говорила о том, что нужен отдельный закон о компьютерных играх. Он просто необходим, — считает Ольга Смирнова, уполномоченная по правам детей в Архангельской области.

***

— Прозвучал комментарий про информацию о Мизулиной и то, чем она занималась. Мы тут все с вами сегодня начали с психологов, коллеги. Мы говорим о том, что нам не хватает психологов, и надо повышать качество их работы. Но недавно на форуме Мизулина сказала, что психологов надо истребить как класс, их быть не должно. Вот это слова Мизулиной, — обратил внимание коллег Владимир Шабардин, уполномоченный по правам ребёнка в Кировской области.

***

— Вот с этим законом (речь о законопроекте, который недавно прошёл первое чтение в Госдуме; он устанавливает уголовную ответственность за склонение к суициду несовершеннолетних — прим. ред.)... Я выступлю старцем-прозорливцем и расскажу, к чему он приведёт. Он приведёт к тому, что вся антисуицидальная работа станет вообще. Потому что доведение до самоубийства можно будет приписать любому человеку. Это будет использовано как манипуляция. Вы знаете, что 80 процентов суицидентов — манипуляторы?! Они будут резать руки или глотать по три таблетки, показывать на вас и говорить, что их довели до самоубийства, — сказал Михаил Хасьминский, руководитель Патриаршего Центра кризисной психологии.

***

— Озвучу одно предложение. Многие знают, чтобы зарегистрироваться в какой-либо социальной сети в Европе, необходимо разрешение законного представителя. Знаете, да? Чтобы открыть свою страничку в какой-то социальной группе, несовершеннолетний должен принести письменное соглашение родителей. Чего у нас на сегодняшний день в России нет. Родительский контроль в Европе давно уже налажен. Они с этим давно столкнулись. Может быть, нам стоит выйти с инициативой и у себя внедрить эту методику, — рассуждает Дмитрий Кислицин, уполномоченный по правам ребёнка в Кемеровской области.

О роли психологов в профилактике детских суицидов

— У нас есть традиционные методы профилактики: безопасность на железнодорожном транспорте, безопасность на дороге, безопасность на льду… То есть, это хорошо отработанные модели, большое количество материала, система предупреждения родителей. Но появилась ещё другая опасность, которая чётко связана с информационным пространством, в котором находится наш ребёнок, — объясняет Екатерина Викторова. — Информация о детях, которые находятся в зоне риска у нас закрытая. А нам необходимо на уровне внутренней защищённой информации об этом знать. Потом уже в отношении ребёнка начинаешь работать. Потому что самостоятельно только 15-20 процентов обращаются уже по факту суицидального случая. Моё предложение — рассмотреть возможность создания внутреннего межведомственного реестра, в который будут попадать дети, совершившие попытку суицида. В Белгородской области в 2014 году три ребёнка погибли от суицида, в 2015 году — шесть, в 2016 году — три. В 2015 году двое из шести погибших имели психиатрический статус. Его узнали только по факту гибели ребёнка.

***

—[Есть ещё] все эти деструктивные культы. Мы сегодня обсуждаем «китов», завтра точно этой же технологией будут выводить людей на улицы, протестный электорат. И мы опять начнём с этим непримиримую борьбу, но уже на другом уровне. А это будет такая же технология — один в один, и мы это уже видим. Опять же, всё по принципу сект. У нас есть, чем им противодействовать? Только традиционные культурные основы. Этим надо заниматься, если этого не будет — ничего не будет, — считает Дмитрий Кислицин.

***

— Необходимы центры психолого-медико-социальной помощи. По документам министерства — один центр на 5 тысяч детского населения. В нашей области 150 тысяч детей и [всего] три центра. Однозначно не хватает моих коллег педагогов-психологов. У нас их 372, и я хочу сказать, что по ЦФО это не самая низкая цифра. В первую очередь, [нужна] работа с родителями. Чаще всего мы с вами видим совершённый суицид в благополучной, комфортной, стабильной, среднестатистической семье. Группа риска детей, которых мы могли бы рассматривать как девиацию, она присутствует только в 20 процентах суицидальных случаев, — говорит Екатерина Викторова.

Дмитрий Голуцкий

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости

Перечёркнутая жизнь. Как уберечь подростков от последнего шага

Перечёркнутая жизнь. Как уберечь подростков от последнего шага

​В Старом Осколе полицейские предотвратили попытку самоубийства

​В Старом Осколе полицейские предотвратили попытку самоубийства

«По телефону консультировать не будем». Как мы проверяли работу психологической службы НИУ «БелГУ»

«По телефону консультировать не будем». Как мы проверяли работу психологической службы НИУ «БелГУ»

​В Белгороде прошёл антикоррупционный «немитинг». Четыре главных цитаты

​В Белгороде прошёл антикоррупционный «немитинг». Четыре главных цитаты

В Белгороде депутат «Единой России» попросил школьников «сделать правильные выводы» по поводу участия в митинге против коррупции

В Белгороде депутат «Единой России» попросил школьников «сделать правильные выводы» по поводу участия в митинге против коррупции

В Белгороде пройдёт образовательный форум «Медион 2.0»

В Белгороде пройдёт образовательный форум «Медион 2.0»

День учителя в 44-й школе Белгорода

День учителя в 44-й школе Белгорода

«Мы хотим довести дело до суда». История белгородской школьницы, сломавшей обе ноги во время тренировки кадетов

«Мы хотим довести дело до суда». История белгородской школьницы, сломавшей обе ноги во время тренировки кадетов

В Белгородской области из-за выпавшего снега перенесли «Парад профессий» и фестиваль «Фомина яишня»

В Белгородской области из-за выпавшего снега перенесли «Парад профессий» и фестиваль «Фомина яишня»

​В школах Белгорода введут безналичную оплату питания

​В школах Белгорода введут безналичную оплату питания

​В Белгороде выпускники-стобалльники получат по 50 тысяч рублей

​В Белгороде выпускники-стобалльники получат по 50 тысяч рублей

Министр образования Ольга Васильева похвалила Белгородскую область за программу музыкального воспитания детей

Министр образования Ольга Васильева похвалила Белгородскую область за программу музыкального воспитания детей

Белгородские школьники создали приложение для бронирования велосипедов

Белгородские школьники создали приложение для бронирования велосипедов

Отменить, сократить или ввести продлёнку? Что белгородцы думают о домашних заданиях для школьников? [опрос]

Отменить, сократить или ввести продлёнку? Что белгородцы думают о домашних заданиях для школьников? [опрос]

Дистанционная учёба, дежурные группы и обучение детей с РАС. Как пандемия коронавируса меняет белгородское образование?

Дистанционная учёба, дежурные группы и обучение детей с РАС. Как пандемия коронавируса меняет белгородское образование?

«Один в поле не воин». Как работает психолого-педагогическая служба  в Белгородской области

«Один в поле не воин». Как работает психолого-педагогическая служба в Белгородской области