«Салмин не был спойлером. Я — тоже». Интервью с первым кандидатом в мэры Белгорода Сергеем Даньковым

Первым из кандидатов в мэры Белгорода документы подал предприниматель, член партии «Патриоты России» Сергей Даньков. Несколько лет он возглавлял местное отделение «Гражданской платформы», был депутатом горсовета Белгорода. В интервью специальному корреспонденту «Фонаря» Даньков рассказал, как принял решение идти в мэры и почему не является спойлером на выборах.

«Салмин не был спойлером. Я — тоже». Интервью с первым кандидатом в мэры Белгорода Сергеем Даньковым

— Сергей, давайте о вашей биографии. Вы родились в Мытищах, в 1999 году переехали в Белгород, в 2008 году окончили БГТУ по специальности «Автоматизация технологических процессов и производств». Ближайшие несколько лет провели на работе в разных банках Белгорода. В 2012 году получили второе высшее в Технологе по «Финансам и кредиту». Где работали тогда?

— В 2011 году работал в «Газпромбанке», а затем перешёл в «Сбербанк». Там работал недолго и перешёл в «Альфа-банк» начальником отдела корпоративного бизнеса с выручкой от 400 миллионов и выше.

— Это были повышения?

— С 2012 года с «Альфа-банка» — да. С 2008 по 2012 я работал менеджером среднего класса. В дальнейшем — руководящие позиции.

— Что было после «Альфа-банка»?

— Банк ВТБ, затем Московский индустриальный банк«, отдел продаж корпоративного бизнеса. В 2016 году я ушёл, и тогда прервалась моя банковская деятельность. В декабре 2016 года перешёл в абсолютно новую для себя структуру — юридическую компанию в области банкротства граждан. Защищал людей от долговых обязательств.

— По моей информации, вас уволили из Московского индустриального банка за то, что вы стали хуже работать после того, как стали депутатом. Это правда?

— Управляющий Московского индустриального банка Евгений Пустовит раньше работал вместе со мной в банке «Траст», где мы познакомились в 2009 году. Банк «Траст» сейчас — это корпорация «Открытие». В дальнейшем он ушёл на позицию во «Внешторгбанк», я пошёл по другим стопам. В 2014 году он лично пригласил меня на позицию руководителя корпоративного бизнеса. Но людям свойственно меняться, особенно когда занимают руководящие позиции. Немножечко его поменяло.

— В худшую сторону?

— Я считаю, что да. Я полностью свою задачу исполнял. Руководствуясь тем, что с 2016 года я вхожу в экономический совет при администрации города и личном участии мэра Константина Алексеевича [Полежаева] и являлся постоянным членом комиссии по предпринимательству и развитию трудовых ресурсов... Поскольку я работал с юрлицами, это очень благосклонно влияло на обслуживание клиентов и их привлечение, что в принципе отражалось на динамике роста продаж Московского индустриального банка.

— То есть ваша депутатская карьера и успехи на работе были связаны?

— Во-первых, знакомство с бизнесом. Я общался с Владимиром Герасименко (генеральным директором Белгородской Торгово-промышленной палаты — прим. «Ф».), там более 900 предпринимателей. Различные форумы, участие в шоу «Активный горожанин»... Это способствовало привлечению новых клиентов. Конфликт с управляющим действительно был, но никто не знает, что правление банка дважды делало выговор управляющему за то, что он не в своих компетенциях на меня надавливал.

Фото праваяпартия.рф/online

— Но тем не менее вас уволили?

— Нет!

— Вы сами ушли?

— Я сам ушёл, когда нашёл работу в банкротном бюро...

— Вы своей вины в том конфликте не видите?

— Абсолютно.

В 2015 году вы стали депутатом горсовета от «Гражданской платформы»? Как это получилось?

— В 2012 году, когда я начал свою политическую деятельность, я был членом избирательной комиссии с правом совещательного голоса от кандидата Прохорова Михаила Дмитриевича, который баллотировался в президенты. Когда создавалась партия «Гражданская платформа», я изъявил желание стать членом партии.

Когда в 2013 году проводились выборы в горсовет, я достаточно неплохо себя зарекомендовал. Из всех 27 округов на 22-м округе, где я проводил работу, наша партия набрала максимальный процент — 4,7. В среднем по городу партия набрала около 1,5 процента. Партия это оценила.

У нас первым номером в списке был Андрей Маликов, который от партии в итоге прошёл в горсовет. Я был вторым номером по партийному списку, помощником Маликова. Когда он сложил полномочия в 2015 году, то после проигрыша по мандату я прошёл в горсовет.

— 23 июля 2018 года на сайте «Патриотов России» появилась информация, что партия выдвигает вас на выборах в облдуму по избирательному округу № 12. Во-первых, как вы оказались в «Патриотах России»...

— В областную думу? В горсовет, может быть?

— В областную думу по 12-у избирательному округу. Вы не в курсе?

— Это в каком году?

— В 2018 году. 23 июля.

— Ну, так... В курсе.

— Вопроса два: как оказались в «Патриотах России» и что пошло не так на выборах в облдуму?

— Первое. Поскольку «Гражданская платформа» себя дискредитировала в городе... А дискредитировала она себя в какой-то степени и по вине Андрея Маликова, и по конкретному отношению к нему в горсовете...

— А конкретно?

— Я не хочу отвечать за слова человека, который сейчас мне не может ответить или возразить. Просто когда я пришёл в горсовет, к «Гражданской платформе» было негативное отношение. И когда я возглавил партию «Гражданская платформа», все относились очень настороженно и недоброжелательно.

— В чём это проявлялось?

— В любой деятельности должно быть уважение к людям, рамки приличия. Мне хватило, когда действующему мэру Сергею Боженову в грубой форме с трибуны было озвучено: «Когда вы уйдёте?!».

— Со стороны Маликова?

— Да. Это некультурно. Я бы так не смог.

— В чём настороженность и негатив был к партии?

— Во-первых, партия растеряла все свои позиции...

— Вам не кажется, что оппозиция по умолчанию не должна вызывать позитивных эмоций у партии власти?

— Оппозиционная партия должна доказывать делами свою позицию, а не словами. Это моё убеждение. Просто кричать и говорить, что все плохие, может любой — даже не депутат. А вот сделать так, чтобы депутата уважали за конкретные дела — это задача.

— Вы пришли в горсовет. Что изменилось?

— Эти три года, которые я провел в горсовете, я ходил по округу и без всяких корочек... Ко мне обращались люди со всего города. Первый этап, которым я начал заниматься, — это трудоустройство людей, которые отбыли наказание. Совместно с Советом безопасности области и администрацией Белгорода мы начали поднимать вопрос. Я занимался с УФСИН и другими структурами. Я не могу сказать, что помог большому количеству людей, но то, что мы встретились с людьми, провели работу и 11 людям помогли трудоустроиться — это маленькое, но хоть какое-то дело.

— Отношение к вам и партии изменилось?

— Я скажу так: почему-то сейчас Андрей Маликов не баллотируется в мэры. Я считаю, что если у него позиция, то почему нельзя было принести документы и подать в мэры?

— Причём здесь это? К вам отношение изменилось?

— Соответственно можете расценить. Если я иду от другой партии, возглавляю кадровую и внутреннюю политику партии...

— «Гражданская платформа» дискредитировала себя, — сказали вы. Затем вы пришли в партию. Чем сейчас вас не устраивает она?

— Начиналось всё очень хорошо. Просто закончилось финансирование до 2015 года...

— Так вы пришли в 2015-м. Уже не было денег?

— Да. Партии объективно у нас в регионе нет.

— Но вы провели в ней несколько лет с 2015. Получается, она устраивала вас?

— Нет, не устраивала. Я просто не приверженец метаться из одного в другое и, если что-то не получается, брать и уходить.

Основная моя задача была доказать, что сама идея партии, что предприниматель — кормилец своей семьи, — была правильная. Развитие малого бизнеса — это правильно. Я эту позицию доказывал администрации, но те моменты, которые я предлагал, до сих пор так и не ввели. У нас куча преференций для крупного и среднего бизнеса, но не для малого бизнеса.

— Но вас не устраивала партия?

— Не партия, а люди, которые были в Белгородском региональном отделении.

— А какие люди остались в региональном отделении?

— Вот именно, что их не осталось. Остался Андрей Майсак, руководитель исполнительного комитета, и Андрей Маликов. Остальные чисто на бумаге, которые ничего никогда не делали. С партии я вышел в конце июня, потому что у меня в начале 2018 года был разговор с Андреем Майсаком: «Давай вместе заниматься развитием партии». В итоге я не получил никакого ответа, и это было последней каплей, поэтому в мае я написал заявление.

Фото праваяпартия.рф/online

— Почему «Патриоты России»?

— Скажу честно: к КПРФ отношусь с уважением как к прошлому, но не вижу в этом будущего; [что касается] ЛДПР — не разделяю их многих взглядов; «Справедливая Россия» просто растеряла электорат, и не совсем они [представители партии] ведут себя так, как должны вести. Я познакомился с программой «Патриотов России», с действующим составом людей... Мне стали близки те позиции, программы, которые предлагает партия. У нас в стране сложилась такая внешнеполитическая и внутренняя ситуация, что я считаю, что «Патриоты России» — лучшее, что есть на сегодняшний момент. Очень актуальная программа.

— Программа может быть сколько угодно актуальна, но вы понимаете, что рейтинг партии — более-менее ноль?

— Ну и что? Любую партию делают люди.

— Уже много лет делают. И что-то результата нет. Как сейчас вообще обстоят дела в белгородском отделении?

— В ноябре был представлен абсолютно новый руководитель Руслан Хорошилов.

— Который раньше был в белгородских «Коммунистах России»?

— Верно. С февраля 2018 года полностью произошло обновление — в партию вошли общественники, предприниматели, люди других слоёв населения. По фамилии они никому неизвестны — они адекватные люди, патриоты, которые готовы работать и развивать партию. Средний возраст — 35 лет.

— А в остальных партиях не патриоты?

— Я не знаю, что в остальных партиях. Я с ними не общаюсь насчёт патриотизма. У нас основной концепт — патриотизм в душе. Потому что если человек не хочет что-то делать для округа и города, то я не считаю его патриотом. Если люди бегут от проблем и уезжают в другие страны и города, потому что там якобы лучше, — это не те люди, которых я буду уважать.

— И всё-таки про выборы в облдуму: вы были не в курсе, что вас выдвинули?

— Я был в курсе. Просто, если честно, я ими не занимался.

— Зачем тогда вас выдвинули?

— Мы выдвинули все необходимые списки для того, чтобы мы приняли участие в выборах. Я могу заявить прямо, что количество людей у нас ограничено. Давайте вдумаемся: чтобы собрать подписи в горсовет, надо было собрать 0,5 процента от численности жителей на округе. То есть это 50-80 подписей на округе. А в областных выборах — в пять раз больше, до 1,5 тысячи подписей.

— А 80 подписей — это много?

— Для меня не было много, я в течение двух-трёх дней собрал. А в партии люди, которые только пришли. Вас сразу выдвигают даже не в том городе, где вы живёте, — какую работу вы там с февраля провести успеете?

— Вы не собрали подписи и изначально не были готовы к этому. Тогда какой смысл выдвижения?

— Подождите. Что мешает партии выдвинуть людей на выборы?

— Ничего не мешает. Но цель — написать заметку на сайте, что мы пошли?

— Конечно!

— И вас это устраивает?

— На сегодня устраивает. «Партия патриотов» никуда не выдвигалась выше Ракитянского района. Естественно, заявить о себе — это уже плюс. А в 2020 году мы будем участвовать в полномасштабных выборах в областную думу.

— Кто принял решение о том, чтобы вы шли в мэры Белгорода?

— Я.

— Когда?

— После 5 августа.

— Как вы приняли это решение?

— Я знал, что будет конкурс. Ещё пару лет назад я хотел принять участие в этом [процессе], мне было интересно. Сейчас настала та пора.

— Давайте сразу определимся: здесь вы принимаете участие или претендуете на пост мэра?

— Я претендую на пост мэра.

— Вам делали предложение о том, чтобы вы стали кандидатом на пост мэра?

— Что это значит?.. Если вы знаете, то когда производится конкурс [на должность] мэра, у нас есть три основных направления, когда человек идёт: когда его выдвигает партия, когда он идёт самовыдвиженцем, либо его направляет губернатор. Губернатор меня не направлял. Я изъявил собственное желание. Когда я уже был в партии, она единогласно поддержала мою кандидатуру, за что я им очень благодарен.

— Вы пришли в партию и сказали: «Я хочу быть мэром»? Или вам сделали предложение об этом из партии, городской или областной администраций?

— Нет. Мы изъявили желание.

— Вы понимаете, что вы на этих выборах являетесь спойлером?

— Не соглашусь.

— Приведите три аргумента, почему вы не спойлер.

— Во-первых, технические кандидаты в любой момент могут снять кандидатуру. Три месяца назад я написал программу развития города. Знал, что она потребуется. Последний месяц я работал над структурой аппарата администрации. В последнюю неделю я сделал презентацию, чтобы на конкурсной комиссии показать её.

Спойлер — человек, который может написать абы что. Я делал программу для того, чтобы побеждать, а не для того, чтобы прийти, постоять в сторонке и похлопать в ладоши.

— Вы сказали, что ещё три месяца назад вы доделали программу для конкурса мэра. При этом вы сказали, что приняли решение идти в мэры после 5 августа.

— Да, потому что я посмотрел на всё происходящее, как у нас сейчас обстоят дела. На президентских выборах Григорий Алексеевич Явлинский сказал очень интересную вещь, что он всю жизнь пишет программу. Мне ничего не мешает тоже так делать, и в нужный момент применить её для города.

— То есть написание программы — это аргумент? Я помню прошлые выборы, кандидата Илью Салмина, у него тоже была программа. Примерно школьное сочинение, 11 класс.

— Вас Владимир зовут?

— Да.

— Владимир, позвольте, я хоть к вам и доброжелательно отношусь, но я скажу, что вы неправы. Я с ним не знаком и за одним столом никогда не сидел. Но можно говорить, как многие писали: вот, Илья Салмин, начали копать, чей он родственник, что он был диджеем. Ну и что? Если он написал хорошую программу, которую оценила конкурсная комиссия, то он молодец. Для этого комиссия и собирается. Это почётные граждане, не простые люди. Не в обиду вам, но мы ещё не доросли до почётных граждан города.

— Это хорошая инвестиция в ваше будущее собеседование с Селивёрстовым (председатель конкурсной комиссии — прим. «Ф».), конечно...

— Позвольте я всё-таки отвечу. Я к людям отношусь доброжелательно, не хочу никого судить. Господь Бог будет судить, я им не являюсь.

— Я спрашиваю ваше мнение.

— Моё мнение: нужно уважать каждого кандидата. Он может вообще не иметь отношения к экономике...

— Я прошу сказать: спойлером он был или не был?

— Ваша фраза о том, что его программа была сочинением... Вы лично программу видели?

— Я находился в кабинете и слушал представление программы.

— Вот, это разные вещи. Он не публичный человек, сейчас по 11-у округу идёт кандидатом в депутаты. Но тогда он мог... Есть те, кто хорошо пишет программу, а есть те, кто хорошо выступает. Поэтому я не исключаю, что программа была хорошая, но представить он её мог не особо.

— Окей, ладно. Ещё раз. И закончим. Салмин не был спойлером? Не был техническим кандидатом, который обеспечивал легитимность выборов?

— По моему мнению, каждый человек может подать документы.

— Сергей, вы красиво уходите от ответа.

— А зачем мне? Я не считаю, что он спойлер.

— Всё. Ответ понятен. И вы не считаете себя спойлером?

— Не считаю.

— Вы сказали, что идёте с готовой программой. Можете назвать три её акцента?

— Конечно. Есть у нас замечательные муниципальные программы, которые нужно дорабатывать. Есть программы, которых не хватает, — их тоже нужно делать. Я взял за основу партийную программу «Десять рывков вперёд», взял существующие программы. Глупо делать программу не из того, что сам принял в городском совете. Совместив всё, я добавил то, что я считаю нужным. Основные направления: социальное, культура, образование.

— Это в общем. А что бы вы изменили прямо сейчас в Белгороде?

— Мне кажется, что этот вопрос уместнее задавать после конкурсной комиссии. Комиссия как раз и будет обсуждать программу.

— И в чём проблема сейчас озвучить?

— Хорошо. Я бы вернул прямые выборы мэра, чтобы его выбирали люди. Затем однозначно коснулся бы системы образования. То, как сейчас устроено, лично меня не устраивает.

— Что именно?

— Я сын филолога и военнослужащего связи. Образование, слава богу, получил хорошее. Но я не могу смотреть на то, как у нас, к сожалению, молодое поколение от 13 до 18 лет, по моему мнению, не то, чтобы становится глупее, но отвыкает от чтения книг, искусства.

— Как мэр может изменить это?

— Благодаря заммэра по кадровой политике. В подчинении у него находится управление образования. Почему не изменять?

— Кого бы вы себе взяли заместителем по кадровой политике?

— Я думаю, об этом рано говорить. Если честно, я об этом правда ещё не думал.

— По моей информации, последний год вы провели в переговорах с представителями белгородского отделения «Единой России», чтобы вступить в партию. Так ли это?

— Я могу сказать, что «Единую Россию», если не ошибаюсь, представляет Татьяна Конева — секретарь городского отделения партии. Лично с ней переговоров я не вёл.

— Ею не ограничивается белгородская «Единая Россия».

— Почему? Она представляет городское отделение.

— Задам ещё раз вопрос. Вы общались с представителями белгородского отделения «Единой России»...

— ...общаюсь я со всеми...

— ... на предмет того, чтобы войти в состав «Единой России» Белгородской области?

— Нет. Ещё с прошлого года я начал переговоры по партии «Патриоты России».

— То есть у вас не было контактов в последние 12 месяцев об этом?

— В последние 12 месяцев нет.

— А до этого?

— Когда я решил покинуть «Гражданскую платформу», я открою вам тайну, что рассматривал несколько позиций: «Единая Россия», «Справедливая Россия» и КПРФ. Ничего в этом такого нет.

— С кем вы общались из «Единой России»?

— Да какая разница?

— Когда вы общаетесь с представителями партии, это значит, что у вас есть желание вступить в партию.

— Абсолютно не согласен. Когда ты обычный гражданин, ты не знаешь всех нюансов партии. Когда ты в горсовете с этими партиями принимаешь активное участие в работе и общаешься, то мне было интересно посмотреть, как всё устроено в КПРФ, «Справедливой России», «Единой России». Поэтому в плане переговоров — я общался. Но в плане перехода — нет.

— Зачем вам устройство, если вы не собираетесь туда?

— Я же вам говорю, что общение было со всеми партиями. Кроме «Зелёных» и ЛДПР.

— Вы считаете нормальным депутату от «Гражданской платформы» рассматривать возможность вступления в «Единую Россию»?

— Я считаю, что когда человек работает в «Газпроме», он может перейти в «Лукойл». Это абсолютно нормально.

— Тогда последний вопрос. Когда я узнал вчера, что вы стали кандидатом в мэры, в первую очередь я вспомнил эпизод, когда вы презентовали свой сайт в «Фейсбуке». И он был разгромлен за то, что выглядел абсолютно позорно, а цитаты, которые были поданы якобы от вашего имени, были скопированы у других политиков. Вы не комментировали эту историю тогда. Сделаете это сейчас?

— Знаете, есть хорошая пословица «Не надо кидать палку в каждую лающую на тебя собаку». А ещё — «Собака лает, каравай идёт».

— Караван.

— Да, прошу прощения. Это как раз к «Фейсбуку» и моему сайту. Потому что из блогеров, которые так себя называют, никто не удосужился хотя бы создать что-то своё, кроме того, чтобы полить грязью. Или позвонить и спросить: «Сергей Олегович, а что вы там имели в виду?». Сайт был сделан для того, чтобы я мог выкладывать [подробности заседаний] сессии, деятельность для людей... Там прицепились к этим садам... Я написал, что не буду обещать райских садов.

— Там были три цитаты, и все они были скопированы у разных политиков.

— Лично я ничего не копировал. Эти фразы даже не политиков — почитайте литературу. Хотите честное моё мнение? Блогеры — это политические вот эти вот... Не хочется обзываться... Реально хороших блогеров, которые пишут истинные моменты, — очень мало.

— Вы знаете, кто писал комментарии тогда? Только блогеры?

— Я знаю, что там и редакторы были. Если я что-то критикую, я должен разобраться, а во-вторых, если бы кто-то написал, я бы созвонился и узнал первоисточник.

— Зачем связываться? Вы опубликовали это в Фейсбуке, пришёл условный руководитель издательского дома «Мир Белогорья» Олег Шевцов (ну то есть явно не просто блогер) и в комментариях написал, что вы — вор и жулик, а затем привёл три скопированные из интернета цитаты.

— Я могу сказать Олегу Шевцову, что прежде чем болтать и трепаться, нужно иметь чёткое представление. Я и ему могу сказать, что в редакции его никто не уважает.

— В какой редакции?

— В его. Вы думаете, что я три года в политике и ни с кем не общаюсь: ни с журналистами, ни с кандидатами? Его профессиональный опыт под вопросом тоже, поэтому его комментарии мне по барабану.

— Вы не считаете, что ваш сайт был позорным?

— Я ничего позорного там не написал.

Но как это выглядит: оформлено в стиле 90-х, скопированы цитаты...

— Вы знаете, я отвечу так: если блогеры прочтут цитаты известных людей, то они станут немножечко умнее.

P.S. «Фонарь» направил предложения об интервью двум другим кандидатам в мэры Белгорода: Сергею Тараканову и Константину Полежаеву.

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости