Выборы для здравомыслящих. Как депутаты Белгорода голосовали за нового мэра

На сессии горсовета Белгорода был выбран новый мэр — им стал Константин Полежаев, за которого проголосовало подавляющее большинство депутатов. Его конкурент — предприниматель Илья Салмин — набрал всего четыре голоса. Специальный корреспондент «Фонаря» Владимир Корнев наблюдал за заседанием горсовета, который проходил будто бы по заранее написанному сценарию и завершился безусловным хэппи-эндом почти для всех.

На сессии горсовета, где должны были выбрать нового мэра Белгорода, ждали высоких гостей. Вся парковка у администрации была занята оранжевыми конусами, рядом порядок охраняла муниципальная стража. Задолго до горсовета появилась информация, что на выборы мэра приедет губернатор Евгений Савченко, но в итоге вместо него прибыл первый заместитель Валерий Сергачёв.

Вместе с ним из-за кулис уже заполненного депутатами и общественностью зала заседаний горсовета вышли председатель облдумы Василий Потрясаев, председатель Совета депутатов Сергей Глаголев, экс-мэр, а ныне заместитель губернатора Сергей Боженов, митрополит Иоанн и… Константин Полежаев, который, впрочем, занял место в зале, а не на сцене.

Рядом с Полежаевым готовился к выступлению Илья Салмин и лишь секундное рукопожатие двух кандидатов в мэры прервало его работу.

Сергей Глаголев пригласил председателя конкурсной комиссии Михаила Бажинова выступить с отчётом перед собравшимися. Депутат рассказал о том, что из трёх кандидатов комиссия рекомендует на итоговое голосование только двух, назвал партию Андрея Маликова «Гражданской реформой» (партия называется «Гражданская платформа» — прим. ред.) и объяснил, почему третьего кандидата не допустили к голосованию на горсовете.

Депутата от «Гражданской платформы» Сергея Данькова это не устроило. Он попросил Бажинова объяснить, почему обнародовали только набранные кандидатами на конкурсной комиссии баллы, а критерии, по которым комиссия отдала предпочтение другим кандидатам, — нет. Председатель конкурсной комиссии объяснил это регламентом проведения конкурса.

Даньков попросил разрешения задать ещё один вопрос. «Если кандидатов на должность мэра у нас не столько много, а в документах (есть возможность рекомендовать — прим. ред.) не менее двух кандидатов, то спрашивается, почему нельзя было допустить на голосование трёх кандидатов?», — ненавязчиво намекал на однопартийца депутат.

В ответ Бажинов стал рассказывать не о снятом Маликове, а о других кандидатах — несостоявшихся. «К сожалению, в конкурсную комиссию за всё время поступило лишь пять звонков. Были от КПРФ, ЛДПР… Но в итоге подать документы никто так и не пришёл». Так выяснилось, что до последнего дня в ЛДПР хотели побороться за пост мэра, но в итоге отказались принести необходимые документы. «Те, кто хотел, тот и реализовал возможности», — резюмировал Бажинов.

В течение следующих 40 минут он и его коллеги по конкурсной комиссии не узнали ничего нового: сначала Салмин, а затем и Полежаев представили свои программы социально-экономического развития Белгорода до 2018 года, которые уже были защищены перед комиссией ранее.

Обратная ситуация была для депутатов — они, будущий электорат, во время этих выступлений должны были выбрать того или иного кандидата, чтобы затем проголосовать за него. Тем символичнее было, когда Салмин, на тот момент уже 15 минут бороздивший просторы сложных чиновничьих терминов, после очередного из них выдал протяжное «фуууухх…». Вздох усталости от происходящего однозначно отражал то, что происходило в этот день в мэрии.

«Большую» интригу составляла и секция вопросов кандидатам. В частности, вопрос Салмину от депутата Дьячкова и дальнейшая рецензия на «глубокую программу кандидата» от депутата Владимировой были явно заранее срежиссированны — финальной скрипкой должен был выступить депутат Радченко, чья роль в сценарии ограничивалась фразой «предлагаю прекратить прения». Однако идеально выполнить установку не удавалось — коммунисты были активны и задавали свои вопросы, поэтому прения приходилось предлагать прекращать по нескольку раз.

Список выступающих с их репликами на столе депутата Вадима Радченко

Один из таких вопросов был от КПРФ про задуманную Полежаевым работу по реконструкции дворов.

— Если не финансировать это дело, то ваши фразы превращаются в пустой звук. В 2015 году на ремонт дворовых территорий было выделено 27 миллионов, из областного бюджета также было запланировано 27, но не поступило ни копейки. Вы озвучили, что 177 дворов остро нуждаются в ремонте. Сколько будет денег из бюджета 2016 года отдано на дворы? — спросил депутат Городков.

«Я не знаю. Новый мэр будет утверждать бюджет», — поскромничал Полежаев, добавив, что никто не говорит, что все дворы отремонтируют за год, но вот «разработать программу» — это да.

— Константин Алексеевич, я хотел бы «подставить плечо» вашей программе — мы планируем открыть ещё один православный садик на 40 мест в центре Белгорода, — взял слово митрополит Иоанн, предварительно спросив у Глаголева, можно ли обратиться к кандидату. «Я посмотрел структуру власти и не нашёл ничего про промышленность. У нас что, Белгород совсем сельхозпроизводителем стал? Давайте как-то структурно этим заниматься — вот Иван Викторович Конев сидит…», — указал владыка на гендиректора «Энергомаш-Строя», намекая на сотрудничество с ним. Знал ли митрополит о куда более тесном «сотрудничестве» конкурента Полежаева и Ивана Конева, — доподлинно неизвестно.

Слово попросил депутат Гребенников, предупредив, что у него «на три минуты». Глаголев не почувствовал подвоха. «Все мы понимаем, что сейчас сложное время…» — начал читать по бумажке директор гимназии № 1. «Юрий Борисович, у вас вопрос или…?», — прервал председатель горсовета. «Я выступить хочу», — оправдался Гребенников. «А, тогда извините», — ответил Глаголев и дал слово депутату Розенталю. «Вам же легче, Юрий Борисович!», — бросили удивлённому Гребенникову однопартийцы.

— Даже не вопрос, а пожелание… Константин Алексеевич всё время говорит «депутаты», «работать с депутатами», «уважать депутатов»… Я хотел бы просто пожелание… Я уже обращаюсь как к действующему мэру, — всё никак не мог перейти к сути Розенталь.

— Рановато, — улыбнулся Полежаев.

— Я глубоко уважаю областные власти: и Василия Николаевича (Потрясаева — прим. ред.), и Валерия Александровича (Сергачёва — прим. ред.) и патриарха… — продолжил Розенталь.

Его дальнейшие слова заглушили смех и аплодисменты, но депутат что-то говорил про эвакуаторы и парковки.

— Надо как-то аккуратнее! — по-доброму пожурил Розенталя митрополит. — А то в новостях напишут, что в Белгороде собрались выбрать мэра, а выбрали патриарха.

«Я предлагаю прекратить прения, — произнёс сакраментальную фразу депутат Луценко, — думается, что любой здравомыслящий депутат способен оценить потенциал каждого из претендентов. А то мы и так в этих прениях уже зашли далеко. Давайте прекращать».

Пришло время выступлений. Валерий Сергачёв зачитал представление губернатора Евгения Савченко, который рекомендовал назначить мэром Константина Полежаева. Свои «представления» озвучили получившие слово депутат Гребенников и депутат Игнатова. В частности, ректор БГИИК прямо призвала депутатов голосовать за кандидатуру Полежаева.

«Предлагаю подвести черту. В конце концов, существуют такие формы как депутатские наказы, депутатские обращения, но их надо обращать к конкретному мэру. Нам нужен мэр!», — взмолился депутат Луценко.

Голосование было тайным — депутаты ставили галочку напротив фамилии кандидата и опускали листы в урну. В результате 45 народных избранников отдали голос за Полежаева, четыре — за Салмина. Один из депутатов устроили мини-акцию протеста: он отказался брать бюллетень. По информации «Фонаря», «протестовавшим» был коммунист Александр Городков.

«Очень приятно, что в зале присутствуют почти все мэры Белгорода новой России. […] Однажды Георгия Голикова спросили, почему мы результаты такие (высокие — прим. ред.) показываем в городе. „А от того, что у нас каждый мэр не рушит всё заново, а становится на плечи предыдущего и так забирается на высоту“. У вас самая высокая высота, Константин Алексеевич», — объяснил новому мэру бывший градоначальник Сергей Боженов.

— В сегодняшний день очень важно, чтобы вы услышали голос наших сограждан. Не тех, которые самые крикливые, но тех, кто болеет душой и согласны на соработничество, сочувствие, сопереживание. Это самая большая и трудная работа, — напутствовал Полежаева митрополит Иоанн и призвал защищать Белгород, ведь «Константин» означает постоянство, а «Алексей» — защита.

«Защищать» Белгород новый мэр будет как минимум до 2018 года. В помощь от владыки он получил подарок — икону святителя Иоасафа.

Текст и фото: Владимир Корнев

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости