Суд компьютерной грамотности. Как прошло третье заседание по иску проректора «Технолога» к блогеру Лежневу

В Белгородском районном суде прошло третье заседание по иску первого проректора БГТУ им. В. Г. Шухова Николая Шаповалова к блогеру Сергею Лежневу. На процессе сторона ответчика всеми силами пыталась посмотреть важные для дела сайты на компьютере, а сторона истца всячески препятствовала этому. Специальный корреспондент «Фонаря» Владимир Корнев наблюдал за заседанием.

Участники судебного заседания обозревают блог Лежнева

По сравнению с первым и вторым заседаниями, третье слушание дела по иску Шаповалова к Лежневу проходило в куда более просторном помещении. Но даже здесь был аншлаг — кроме представителей истца и ответчика, на ожидаемый финал дела прибыли несколько слушателей, свидетели, жена Лежнева, «специалисты» с обеих сторон процесса и даже представитель «Народной палаты» Белгородской области.

Лежнева в этот раз защищал один адвокат Дмитрий Шитиков, а второй — Александр Шпай — в это время на другом суде представлял интересы дочери погибшего в горбольнице № 2 Евгения Вахтина. Истец, Николай Шаповалов, традиционно в суд не явился — его адвокат Оксана Феофилова начала с ходатайства о приглашении специалиста в области информационных технологий. Сторона ответчика не возражала: «На усмотрение суда».

А вот сторона истца на приглашённого ответчиком специалиста, «обладающего необходимыми познаниями в спорном вопросе», после просмотра копии его диплома не согласилась.

— Данный специалист не обладает необходимыми познаниями, так как имеет диплом по специальности «Автоматизация технологических процессов и производств промышленности», то есть непосредственно в области компьютерных наук, информатики, у него познания отсутствуют, — заявил адвокат Шаповалова Лапшин, добавив, что ответчик не предоставил доказательств, что специалист Сазонов после учёбы работал в компьютерной сфере, «соответственно, возможно, по прошествии семи лет знания, если они и имелись, им были утрачены».

Адвокат Лежнева Шитиков вместо защиты своего специалиста перешёл в атаку на свидетеля истцов Переплётчикова, в отношении которого ещё минуту назад ничего не имел против.

— Обратите внимание — в его дипломе сказано, что он является бакалавром математики. А то, что в названии факультета имеется слово «информатика», ни о чём нам не говорит. Я думаю, что они (специалисты — прим. ред.) сами в своих показаниях дадут понять, что понимают в области информатики.

Судья согласилась с Шитиковым и обратилась к сторонам процесса — не хочет ли кто-то из них сделать первый шаг к примирению.

— Нет, — ответил Лежнев.

— Нет, — отрезала Феофилова.

— И никакие предложения по соглашению не обсуждались? — с надеждой спросила судья.

Ответы вновь были отрицательными. Судья, вздохнув, прошептала: «Понятно».

Адвокат Феофилова решила напомнить, почему Шаповалов считает Лежнева распространителем своих персональных данных.

— Шаповалов ни ответчику, ни иным лицам, которых ответчик указывает как источник получения информации (постановления с персональными данными Шаповалова — прим. ред.), согласия на размещение своих персональных данных не давал, — рассказала она.

Адвокат Оксана Феофилова

По мнению защитника истца, это подтверждается желанием Лежнева к распространению информации о Шаповалове («зная, что нарушает закон, он делал это») и фактом получения конкретно ответчиком постановления из УМВД, в котором были адрес, ФИО и должность проректора, попавшие позже в сеть.

— Когда истец узнал о факте размещения информации со своими персональными данными? — поинтересовался Шитиков у Феофиловой.

— 29 июля 2015 года, — ответила она.

— А письма, моральные страдания он начал получать сразу после того, как узнал о размещении персональных данных?

— Процесс узнавания о наличии его персональных данных в сети интернет и получение писем — это факты, которые не связаны между собой.

Лежнев презрительно хмыкнул.

— Дослушайте, если задали вопрос, — грозно попросила Феофилова. — Письма с угрозами и иной негативной информацией явились следствием размещения персональных данных в сети интернет. Поэтому сопоставить с датой узнавания я не могу.

— Когда он получал письма? — продолжил Шитиков.

— В разное время. Неоднократно. После размещения его персональных данных.

Представитель проректора объяснила, что до этого Шаповалов никогда подобных писем не получал. «Истец своим многолетним трудом формировал определённую репутацию. Он занимается руководством коллектива и обучением студентов — то есть работой с людьми по получению ими знаний для того, чтобы они могли реализовать себя в различных сферах деятельности. Известность истца на этом уровне накладывает на него обязательства, в том числе перед своей семьёй. Чем человек известнее среди людей, тем больше…» — не закончила философскую речь Феофилова — её синхронно прервали судья и Шитиков.

— Известно ли вам, имеется ли в свободном доступе в сети интернет персональные данные Шаповалова на других ресурсах, не связанных с блогом Лежнева? — спросил адвокат.

— Насколько мне известно, такой информации до даты распространения ответчиком персональных данных в сети интернет не было.

По итогам «допроса» представителя истца адвокат Лежнева дополнительно сформулировал свои претензии к позиции стороны Шаповалова.

— На мой взгляд, сторона истца вводит суд в заблуждение. Они говорят о том, что он не давал согласия на размещение персональных данных. Мы этот факт не оспариваем. Но Гражданский кодекс предусматривает, что законом не охраняются персональные данные, которые стали ранее общедоступными, даже не по воле человека. И тут нам приводят доводы, что размещено постановление, что Лежнев получал его, передавал кому-то или не передавал… Но абсолютно никакого значения это не имеет.

Шитиков напомнил, что адрес, должность и имя Шаповалова содержались не только в уже удалённом комментарии в блоге Лежнева, но и на других ресурсах.

Судья, тем временем, обратила внимание, что на каждом заседании сторона истца говорит о письмах с угрозами, но ещё ни разу не предоставила их для обозрения.

— Это очень деликатный момент, и истец проживает с семьей. После прочтения данных писем, с его слов… Как и любому человеку, ему неприятно, — объяснила Феофилова.

Адвокат уточнила, что письма были анонимные, их было несколько и все находились в почтовом ящике в подъезде Шаповалова.

Удовлетворившись ответом, судья пригласила свидетеля стороны ответчика Елену Козлович — она следила за распечаткой информации Шитиковым, в достоверности которой усомнилась сторона истца. Но адвокат Шаповалова не дала начать общение со свидетелем.

— Мы ходатайствуем о допросе свидетеля с присутствием специалиста, чтобы мы могли задавать вопросы, и он слушал.

— И нашего тогда тоже, — попросил Шитиков.

В итоге специалист со стороны ответчика Сазонов и со стороны истца Переплётчиков вместе зашли в кабинет. И если первый в рубашке и жилетке больше походил на юриста, то у второго был образ «типичного админа» — тёмные длинные волосы, толстовка, наушники на шее, берцы на ногах.

Присоединившись к широкой аудитории слушателей, они стали следить за выступлением Козлович. Свидетель рассказала, что на момент 18 декабря 2015 года она вела частную практику юристом и работала в одном офисе с Дмитрием Шитиковым — там он попросил её проследить за тем, как распечатывает скриншоты с разных сайтов для суда и ничего в итоговых документах не меняет.

После пары уточняющих вопросов со стороны истца свидетеля у трибуны сменил специалист Переплётчиков. Он показал, что работает программистом в книжном клубе и имеет стаж полтора года. Адвокат Лапшин принёс ему распечатки со страниц Facebook, блога Лежнева, сайта БГТУ, ранее представленные ответчиком.

— Возможно ли самостоятельно, с использованием какого-либо программного обеспечения, изготовить предоставленные стороной ответчика листы с изображением и текстом (имелись ввиду скриншоты с сайтов — прим. ред.)?

— Вполне возможно, используя Word и блокнот.

— То есть составить данные документы вполне возможно? — уточнила судья.

— Технически здесь используются данные и текст. Я могу составить такую картинку минут за 30–40.

Адвокат Лапшин с распечатками

— Как происходит распечатка интернет-страниц? И что при распечатке должно содержаться на файле из интернета? — задал новые вопросы специалисту Лапшин.

— При печати с браузера указывается номер страницы и ссылка, откуда он был распечатан. На этих страницах я не вижу ни номера страницы, ни ссылки. Больше похоже на скриншот с рабочего стола.

Шитиков и Лежнев синхронно закивали — суду ранее, а специалисту в данный момент были представлены именно скриншоты с сайтов.

— Возможно ли сохранить интернет-страницу на персональный компьютер, провести её редактирование, после чего открыть данную страницу без подключения к интернету?

— Возможно, тогда в адресной строке браузера будет отражаться путь, где находится страница.

Судья и специалист Переплётчиков выясняют спорный момент

Лапшин продемонстрировал специалисту новые распечатки из блога Лежнева, представленные ответчиком суду ранее — на них находилась дата распечатки и страница сайта.

— Это больше похоже на распечатку с сайта, но это лишь вероятность, — резюмировал Переплётчиков, объяснив, что подтвердить это можно лишь входом на соответствующий сайт.

Третье заседание подряд поднимался вопрос о просмотре страниц в режиме онлайн.

— Возможно ли страницу из интернета сохранить, внести изменения, а затем представить как изначальную интернет-страницу и показать всем? — в очередной раз интересовался очевидным Лапшин.

— Возможно, — отвечал специалист.

Лежнев, закрыв лицо рукой, тихо смеялся. Шитиков старательно крутил ручку на папке, стараясь совершить максимум оборотов за один раз. Судья продолжала открывать новый для себя мир интернета. Переплётчиков внимательно изучал каждый лист и с максимальной серьёзностью отвечал на новые вопросы адвоката.

Лапшин поинтересовался, как можно распечатать документ, чтобы адресной строки на итоговом документе не было.

— Необходимо сделать скриншот и на скриншоте вырезать, как наиболее очевидный вариант, — пояснил специалист.

— То есть провести так называемый монтаж? — воскликнул Лапшин, словно впервые уловив суть.

— Нет, просто обрезание.

Блогер Лежнев и адвокат Шитиков

Адвокат в очередной раз поинтересовался, похоже ли это на распечатку с интернет-страницы. Специалист в очередной раз заметил, что это больше похоже на скриншот.

— А что такое скриншот? — спросила судья.

Специалист терпеливо принялся объяснять, что из себя представляет скриншот. Вслед за Лапшиным аналогичные вопросы Переплётчикову начала задавать Феофилова. После неё — снова Лапшин.

Шитиков, дождавшийся возможности выступить, пояснил, что распечатки получились разными, потому что простой клик по кнопке «Печать» на Facebook не давал нужный результат — вместо этого объекты соцсети «разбрасывало» на распечатке и пришлось делать скриншоты. А на сайте БГТУ с этим всё в порядке, соответственно и картинка выглядит иначе.

— Скажите, у вас есть с собой какое-то устройство с доступом к интернету? — обратился Шитиков к Переплётчикову.

Специалист мгновенно достал телефон, счастливый от возможности просто открыть указанные сайты. Но адвокат Феофилова не дала так просто сделать это.

— Я против, это уже производство действий. Процессуальным образом не заявлено осмотра каких-то технических устройств! — заявила она.

Судья заулыбалась.

Лапшин заявил ходатайство о повторном допросе свидетеля Козлович «на основе сказанного специалистом».

— В связи с чем? Она уже давала показания.

— Мы хотим узнать подробности, как происходило открытие данных страниц, распечатывания. Она просто сказала: «Я присутствовала, они распечатали, всё было хорошо».

Адвокат Шитиков заявил, что «абсолютно против» повторного допроса. Судья поддержала сторону ответчика.

Ссылаясь на нормативные акты, Шитиков перешёл к главной части заседания — просьбе осмотреть сайты на компьютере суда. Адвокат предложил открыть блог Лежнева (чтобы убедиться в удалении комментария с персональными данными), официальный сайт БГТУ, блог «Русаков Миха» со статьёй «Лежнев проиграл Технологу» и сайт «Жители инфо», чтобы убедиться в наличии на них персональных данных Шаповалова.

— Ваша честь, разрешите внести ясность, — попросил Лежнев. — Есть ещё такой сайт как «Шебекино терминал». Он существует с 2010 года. 29 декабря 2015 года мне стало известно, что на нём содержатся персональные данные Шаповалова. Но когда мы хотели 11 января 2016 года обратиться к нотариусу и заверить сайт, сайт оказался заблокированным УМВД по Белгородской области от 7 января. Я давал объяснения в управление «К» по Белгородской области, где этот сайт был мной упомянут. И через семь дней его заблокировали.

Блогер Сергей Лежнев

Лежнев пояснил, что в управлении заявили о готовности помочь суду и подтвердить, что сайт был заблокирован, якобы в связи с тем, что происходят квартирные кражи. Однако блогер призвал всё равно приобщить данный ресурс к делу, так как через кэш на нём можно обозревать персональные данные Шаповалова.

Адвокат Феофилова протяжно начала пояснять, почему сторона истца против просмотра страниц в интернете.

— Вы можете сформулировать чётко, почему против? — не выдержала судья.

— Потому что просмотр не подтвердит… — ответила адвокат.

— Так мы же ещё не видели ничего!

Лапшин поддержал свою коллегу, до последнего пытаясь не допустить просмотра страниц на компьютере.

— В листе «Русаков Миха» не указана дата, — заметил представитель истца.

— Да сместилось просто при распечатке! Сейчас откроем страницу в интернете, и будет там дата. У меня нет столько денег, как у вас, для заверения у нотариуса! — взмолился блогер.

Судья объявила перерыв в заседании и ушла изучать ходатайство, после чего вернулась с хорошими для блогера новостями — она согласилась изучить сайты на компьютере. Но сторона истца подготовилась к такому исходу.

— Уважаемый специалист, способно ли лицо создать несколько аккаунтов в социальных сетях — в частности, в Facebook? — поинтересовалась у специалиста Феофилова.

— Да, это вполне возможно, — ответил Переплётчиков.

Шитиков понял намёк и в свою очередь уточнил у Лежнева, имеет ли он отношение к профилю «Русаков Миха» и создавал ли блогер когда-то дополнительные аккаунты в Facebook. Лежнев ответил отрицательно.

— Более того, Facebook — площадка американская, — добавил блогер. — И там раз в месяц, раз в неделю, в зависимости от жалоб пользователей, нужно подтверждать сканом паспортных данных, что именно ты являешься персоналом этого аккаунта.

Лежнев вспомнил, что после заметки об Украине ему заблокировали доступ на сутки, попросив предоставить паспортные данные. Адвокат Лапшин уточнил у блогера, что он не знает лично пользователей, на чьих страницах были найдены персональные данные Шаповалова, а затем попросил доказать, что эти люди действительно существуют, а не созданы самим Лежневым.

— Вы можете сделать запрос в управление «К», они отправят запрос в Госдеп и там вам дадут ответ, — предложил путь адвокату блогер.

Судья прекратила прения и наконец пригласила всех к компьютеру. За окном зазвонили колокола Смоленского собора.

Сайт БГТУ им. В. Г. Шухова и сайт «Жители инфо» открылись мгновенно — скорость интернета давала все надежды на скорое завершение процедуры. Но с блогами Лежнева и «Русакова Михи» возникли проблемы — оказалось, что платформа LiveJournal.com заблокирована в стенах суда. Помочь вызвался известный в узких кругах белгородский твиттерянин Денис Попков, работающий в суде в соседнем с залом заседаний кабинете. Пока он открывал страницы на своём компьютере, сторона истца высказывала свои соображения по уже увиденному.

Секретарь суда, адвокат Шитиков, специалист Переплётчиков, судья и адвокат Феофилова (слева направо) обозревают веб-сайт

— Специалистом было пояснено, что любое лицо может создать несколько профилей. Стороной ответчика при просмотре ресурсов не было предоставлено доказательств о личности скрытых под профилями лиц. Также могу пояснить, что лицо может осуществлять переписку сам с собой, просто с разных профилей. Таким образом, сторона ответчика могла инициировать саму переписку, а затем предоставить в суд, что были конкретные личности, а не один и тот же, — заявил адвокат Лапшин.

— Я же не отказываюсь, что я его выложил. Зачем мне публиковать его ранее, чтобы затем публиковать в комментарии? Я бы замазал адрес, — ответил Лежнев.

— Вот как раз чтобы представить затем такую позицию, — нажимала Феофилова.

— Откуда я знал, что вы на меня в суд подадите?!

— Потому что нельзя размещать!

— Я бы замазал адрес. Мне не было смысла делать. Зачем?! Я что, знал, что буду тут с вами уже третье заседание сидеть?

Судья объявила, что дело вновь не удастся завершить в этот день, и поинтересовалась, будет ли сторона ответчика ходатайствовать о чём-либо. Шитиков попросил паузу для того, чтобы сформулировать просьбу о запросе информации по дате размещения персональных данных Шаповалова на указанных ранее ресурсах.

— Уважаемый суд, позвольте заявить, что мы против удовлетворения ходатайства… — попросила Феофилова.

— Да они ещё не сформулировали его, подождите! — остановила её судья.

— Просим запросить в управлении Роскомнадзора по Белгородской области, в УМВД по Белгородской области информацию о дате размещения в сети интернет на сайтах «Жители инфо» и БГТУ информации, содержащей персональные данные Шаповалова, — сформулировал Шитиков.

Феофилова пояснила, что доказательств отсутствия возможности самостоятельного получения этих доказательств Шитиковым не предоставлено, а значит стоит отказать в данном ходатайстве.

— Я сделаю адвокатский запрос, но к следующему заседанию мне ничего не дадут, — пожаловался представитель ответчика.

Ходатайство о запросе информации удовлетворили.

— Всем понравилось? Будем продолжать изучать сайты — может, чему-то научимся, — попрощалась со всеми судья и отложила дело до 1 февраля.

Текст и фото: Владимир Корнев

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости