«Собственники хотят больше сэкономить». Директор «Интеллект-Сервиса ЖБК-1» — об энергоэффективности домов, жалобах на капремонт и невыгодных европейских технологиях

Дмитрий Ващенко написал научную работу об инновациях в энергоэффективности и энергосбережении и стал лауреатом областной премии Владимира Шухова. Корреспондент «Фонаря» узнала у руководителя «Интеллект-Сервис ЖБК-1», за что он получил премию, и поинтересовалась, как современные технологии позволяют жильцам не переплачивать за отопление, а также почему европейские технологии не подходят для Белгорода

— Дмитрий, расскажите о своей научной работе, которая в итоге принесла вам премию Владимира Шухова.

— Моя научная работа связана с энергоэффективностью зданий и сооружений. Сейчас у нас любые ограждающие конструкции, которые проектируют проектные институты, рассчитываются по теплотехническим параметрам как однородные, то есть складываются теплотехнические показатели без расчёта коэффициента неоднородности.

Если учесть, что испытания материалов проводятся в лабораторных условиях без учёта естественных условий их использования, то в итоге получаем завышенные показатели для ограждающих конструкций. В нашей лаборатории в естественных условиях эксплуатации мы проверили множество многослойных и однослойных ограждающих конструкций из различных материалов и утеплителей и выяснили, что фактически эти конструкции живут совершенно по-другому. При эксплуатации на них влияет и влажность, и ветер. Получается, что они не совсем энергоэффективны, как бы нам хотелось. То есть, по проектной документации мы, получается, строим тёплый дом, а фактически, когда жильцы заселяются, потребление у него выходит в два-три раза выше.

Мы сделали огромный участок, на котором испытывали ограждающие конструкции. За год мы получили реальную картину, которая поможет построить тёплый дом как крупной строительной организации, так и индивидуальному застройщику. Эти знания мы предлагаем проектным институтам и строительным организациям. Также они могут дать ответ по эффективности мероприятий, принятых при проведении капитального ремонта многоквартирных жилых домов.

— Раз уж коснулись темы с капремонтом... В Белгороде сейчас есть дома с некачественным капремонтом?

— За качество выполненного капитального ремонта отвечают ответственные органы. Мы говорим, что энергоэффективность капитально ремонтируемых жилых домов можно существенно повысить, если провести комплекс мероприятий, а не просто утеплить фасад. Зачастую этого недостаточно.

— А батареи? Во многих домах они ржавые...

— Нельзя определить энергоэффективность по ржавчине.

— Они текут.

— Обычная бесхозяйственность собственников.

— Допустим, дому 46 лет и батареи не менялись. Они могут ещё прослужить?

— Согласно правилам, управляющие компании отвечают за разводку, а батареи и их работоспособность — это уже проблемы собственника.

— Я говорю о батареях на лестничных пролётах в подъездах.

— Тогда это зона ответственности управляющей компании.

— Такие проблемы возникают даже после сделанного капремонта. Батареи не меняются...

— Смета по работам согласовывается собственниками. Вопрос: куда они смотрят? Там прописан каждый вид работы. Возмущений по выполненным работам много, а смотреть и контролировать никто не желает (говорят времени нет!), но ведь когда мы что-то делаем в собственной квартире, всегда присутствуем и проверяем, а чем отличается дом? Все собственники должны участвовать или поручить кому-то одному, а потом с него спрашивать, куда он смотрел. Такого, как было в Советском союзе, сейчас нет. [Наши люди] привыкли, что государство за всё отвечает. Сейчас квартиры все приватизированы, дома в собственности. Нужно по-хозяйски подходить ко всему.

Дома и деньги. Какие вопросы о капремонте волнуют белгородцев и что на них отвечают чиновники

Дома и деньги. Какие вопросы о капремонте волнуют белгородцев и что на них отвечают чиновники

Три года назад ввели тарифы на капремонт. Даже спустя год после ремонта первых домов у белгородцев не только остались старые вопросы, но и появились новые. На них ответили начальник департамента городского хозяйства Сергей Куликов, депутат горсовета Любовь Киреева и начальник сектора реализации целевых программ управления ЖКХ департамента городского хозяйства Елена Павлова.

— Вернёмся к вашей работе. Чем занимается ООО «Интеллект-Сервис ЖБК-1»? И для чего вообще нужны энергетические обследования?

— Энергоаудит — это не основной наш вид деятельности. В приоритете — экспертиза зданий и сооружений при вводе в эксплуатацию. Мы проводим оценку соответствия теплоэнергетических параметров ограждающих конструкций здания. Это нужно для того, чтобы найти дефектные участки ограждающих конструкций и устранить места возможного промерзания или появления плесени.

«Интеллект-сервис» на стадии ввода проверяет эти дома и передаёт свои замечания застройщикам. Также мы ведём работы внутри корпорации по энергосбережению. Как независимое лицо контролируем, например, каменщиков при укладке утеплителя. Его могут правильно расположить, а могут просто «о коленку сломать». Мы на ранней стадии поэтажно проверяем, как утепляются узлы, поэтому в итоге получаем проконтролированное на этапе ремонта здание с хорошим классом энергоэффективности.

— С каким проектами вы работаете в «Интеллект-Сервисе»?

— К нам попадают проекты застройщиков не только из Белгородской, но и из Курской и Липецкой областей. Мы стараемся давать свои предложения до прохождения госэкспертизы, которые позволят получить соответствующий по энергоэффективности дом. Бывают нарушения и в узлах, и в конструктивах, и в системах отопления. Также выдаём рекомендации при капремонте. К сожалению, у нас по Гражданскому кодексу каждый собственник должен выбирать, что он хочет сделать. Проблема в том, что собственники хотят больше сэкономить. Хотя менее затратным было бы сделать регулировку, поставить нормальный узел учёта потребления энергии, и от этого уже была бы экономия.

Церемония вручения премии имени Шухова, фото ИА Бел.Ру

— Расскажите об оборудовании для проведения экспертиз. В каком оно состоянии?

— Оборудование самое современное, но нужны тепловизоры. Сейчас много фирм предлагают тепловизионное обследование. Купили, но работать с ним не умеют, или тепловизор не соответствует требованиям для зданий. Нужно понимать, что для жилых зданий это одни волны, а для промышленных объектов — другие. Ещё у тепловизоров разные матрицы. У нас строительное оборудование проходит ежегодную проверку. Есть аттестованные специалисты, обученные тепловому неразрушающему контролю.

— А нехватки людей в штате нет?

— Нет, но и специалистов таковых нет. В Белгороде их всего четыре. Обучиться можно чему угодно. Важен опыт. Ты должен в этом направлении работать. Чтобы пройти аттестацию, нужно отработать минимум три года. После этого ты можешь получить только второй уровень, который разрешит давать заключения. Должен быть постоянный опыт с проектной документацией, с застройщиками, с жалобами. Ведь по фото никогда невозможно определить точные нарушения. Только когда специалист сам будет на объекте, поймёт, что нужно делать дальше.

— С какими проблемами чаще всего к вам обращаются жильцы?

— В основном, это промерзание из-за неправильно установленных окон, в результате чего появляется ещё и плесень на откосах. Промерзание в углах помещений из-за некачественных работ. Холодные полы, протечки кровли. Нашими приборами можно увидеть места, где были эти протечки. Без них приходилось бы разбивать весь пол, чтобы их найти.

«Знаете, какая проблема?! Им наплевать». Репортаж из белгородских домов, жители которых жалуются на текущие потолки и некачественный капремонт

«Знаете, какая проблема?! Им наплевать». Репортаж из белгородских домов, жители которых жалуются на текущие потолки и некачественный капремонт

Депутат горсовета Сергей Бочарников и его помощница Ольга Филиппова захотели проверить дома на Привольной, 17, проспекте Богдана Хмельницкого, 179 и 173, улице Мокроусова, 17 А, жильцы которых жаловались на некачественный ремонт. Корреспондент «Фонаря» вместе с ними отправилась в рейд по крышам многоэтажек.

— У человека возникла проблема, он обращается к вам, вы к нему приходите, всё обследуете. А что дальше?

— Мы выдаём рекомендации, как правильно устранить проблемы. Определяем, с чьей стороны этот дефект: по вине конструкции или соседей. На своём участке мы проводим бесплатные лекции для индивидуальных застройщиков, как им построить тёплый дом из выбранных материалов и не тратить при этом лишних денег.

— Как часто и где вы проводите собрания?

— По субботам с 10:00 до 13:00 в «Интеллект-Сервисе». У нас более 30 макетов. Мы показываем застройщику макет с его результатом и выбранным материалом. Говорим, как нужно, а как нет.

— А как нужно и не нужно?

— Это зависит от того, что в итоге хочет получит заказчик. Если он будет использовать стандартные неуправляемые неавтоматизированные котлы, то он будет регулировать температуру вручную. Мы всем рекомендуем устанавливать автоматику. Датчик, который по внутренней температуре полностью регулирует работу котла. В осенне-весенние периоды он сам выключается, когда достигается необходимая температура.

Ты же не будешь приезжать домой и регулировать счётчик, или в многоэтажных домах спускаться для этого в подвал? Для примера, корпорация построила энергоэффективный дом на Дзержинского 12 А, где каждая квартира имеет собственный узел регулировки. Там нет такой проблемы, чтобы люди звонили и жаловались, что у них зимой отопление включалось бы три раза в сутки на час при температуре −5. Там также стоит рекуперация, которая позволяет вернуть тепло удаляемого воздуха свежему приточному. Это оптимальный вариант: постоянно чистый и свежий воздух в квартире и можно не открывать форточки.

— Если я, допустим, хочу себе в квартиру такой датчик, к кому можно обратиться, чтобы его установили?

— Это смотря где вы живёте. Если в многоквартирном доме, то решение вам придётся принимать вместе с жильцами. Ведь прибор учёта устанавливается в подвале. Вообще ты можешь выбрать самую из холодных квартир, поместить там этот датчик, и весь дом будет держаться на нём. Сейчас собственники, многого не понимая, начинают экономить. Устанавливают узловой учёт тепловой энергии без регуляторов и автоматизированных датчиков и платят больше.

— Какие критерии учитываются при составлении каких-либо рейтингов по энергоэффективности регионов?

— Их много. Начиная с того, сколько домов отремонтировали и утеплили. Эти рейтинги общие, они больше для власти. Если сравнивать с соседними регионами, то у нас отношение губернатора к энергоэффективности гораздо выше. В нашем регионе есть регламент проведения обследований при вводе в эксплуатацию, который отправляли в Минстрой для рассмотрения. Для сравнения можно открыть строительную газету, и там описывается капитальный ремонт в других регионах.

Энергоэффективным капитальным ремонтом называется заделка швов в панельных домах. Ну какая это энергоэффективность? У нас гораздо больше делается. Поэтому общего реального оценочного критерия нет. Есть оценка по тому, что сделано. Когда начнутся выездные проверки Минстроя или Минэконома, тогда эффект будет. Сейчас всё зависит от губернатора. В Курской области тоже очень серьёзно относятся к контролю за объектами, которые вводятся в эксплуатацию, добиваются от застройщиков более качественного строительства. Есть застройщики, которые строят один дом, и им лишь бы отмахаться. А дальше фирму переименовывают, и концов найти невозможно.

— А у нас добросовестные застройщики?

— За десять лет нашей работы они поменяли много конструктивов по нашим рекомендациям. И подход другой. Если мы что-то находим, это сразу исправляется.

— Какие проблемы энергосбережения вы видите в Белгороде?

— По всей стране одни проблемы. Все работы по энергосбережению проходят торги — кто меньше дал, тот работу и получил. Часто цену дают меньше те, кто фактически не понимает, о чём идёт речь, какой объём работы и какой должен быть результат. В сфере ЖКХ при капремонте есть закон, позволяющий выбирать жильцам, что нужно сделать для дома. Так быть не должно, нужна госпрограмма. Но у нас государство ресурсное, и в энергосбережении особо не заинтересовано.

— Законы — это основная проблема, с которой нужно бороться?

Да. Есть 261-й закон об энергосбережении от 2009 года. После второй редакции он превратился практически в бумагу. Обязательные требования убрали, по желанию всё.

— Насколько российские учёные далеки от своих японских коллег, которые уже проводят экспертизы по беспроводной передаче электричества?

— Знаете, Тесла в своё время тоже проводил эти исследования, и он достиг таких знаний, до которых японским учёным ещё далеко. Учёных, предложений, разработок может быть много. Но надо рассматривать эффективность: надо ли это? Разработать и придумать можно всё, что угодно. Много строительных материалов сейчас привозят из Европы. Логически понимаешь, что они не нужны. Зачем ты привозишь то же самое, по-другому названное. У тебя есть примерно такой же материал, который ты используешь. Они передают энергию по воздуху, но может её не по воздуху надо передавать? Сейчас не нужно вкладывать огромные деньги в это. Никто не оценивает экологическую составляющую. Вот сотовая связь влияет на пчёл. А как будет влиять передача энергии на людей?

— Я слышала ещё, что в Норвегии с помощью смешения солёной и пресной вод берут электроэнергию. Что об этом думаете?

— Скорее всего, там водород из воды получают. Создаются водородные установки, которые вырабатывают энергию. Но в Норвегии приливы и отливы, много ветра. У нас в Белгородской области нет столько солнца, чтобы вырабатывать энергию с помощью солнечных панелей, нет столько ветра, чтобы использовать воздушные генераторы. Всё зависит от условий региона, его расположения. Но при этом в Норвегии нет столько ресурсов, как у нас.

Надо каждого человека научить экономить. Был случай: житель установил индивидуальный прибор учёта в своей квартире, и ему не давали платить по этим приборам. Он подал заявление в Верховный суд. И ему разрешили платить по тому, сколько он потребил. Это большой ход, который заставит многих людей задуматься.

— Наверняка, вы следите за какими-то научными исследованиями в области энергосбережения и энергоэффективности. Есть то, что заинтересовало вас в последнее время, и в теории это можно было бы внедрить в Белгородской области?

— В Белгородской области сейчас нужно довести до хорошего рабочего состояния конструктивы. Мы уже рекуперировали тепло (речь идёт об энергосберегающей технологии, основанной на принципе повторного использования тепла удаляемого отработанного воздуха квартиры для подогрева свежего приточного воздуха — прим. Ф.). У нас по нашей оценке не окупаются тепловые насосы. Срок их окупаемости достигает 30–40 лет, а работают они десять–двадцать. У нас низкая стоимость газа. И все технологии европейцев нам экономически невыгодны. Если есть газ, лучше подвести газ и сделать нормальный контур дома.


Справка «Фонаря»

В этом году премию Владимира Шухова получили девять исследователей из БГТУ имени Шухова, Старооскольского технологического института имени Угарова, НИУ «БелГУ» и компании «ВладМиВа». Премия выдаётся ежегодно за достижения в сфере информационных технологий, роботизированных систем, медицины, биоинженерии и нанотехнологий. Лауреаты первой степени получили премию в размере 200 тысяч рублей, учёные, занявшие вторые места, — 100 тысяч рублей.

Виолетта Бакарас

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости