Сделано на Белгородчине. Новооскольское подсолнечное масло

Фермер Александр Калинин уже 25 лет выращивает кормовые культуры и производит подсолнечное масло в Новооскольском районе. Корреспондент «Фонаря» пообщалась с владельцем сельского бизнеса и узнала, почему не стоит устраивать битву за урожай, по какой причине здесь не выращивают сою, и чем хорош кризис.

Александр Калинин — фермер со стажем. Уже 25 лет он руководит крупнейшим в Новооскольском районе производством кормовых культур.

— Я выращиваю подсолнечник, кукурузу, пшеницу и ячмень. Ещё у меня есть небольшой маслоперерабатывающий цех, на котором производится высокоолеиновое растительное масло. Ближайшее предприятие, выпускающее такое масло, находится в Краснодарском крае. Что такое высокоолеиновое растительное масло? Это масло с высоким содержанием олеиновой кислоты, которое можно нагревать до шести раз без потери качества. По вкусу его не отличить от обычного масла, но у него намного лучше свойства. Срок годности выше — его можно хранить 18 месяцев, а обычное масло — год. Пшеницу, кукурузу и ячмень я сдаю на Новооскольский комбикормовый завод, продаю предприятиям других районов.

Сколько у вас земли?

— У меня 2 тысячи гектаров земли. На 85 процентах я работаю по «Наутил» — это новая технология. Её активно продвигает наш губернатор, и я считаю, что это небезосновательно, потому что её можно отнести и к энергосберегающим, и к почвозащитным технологиям. Она не ведёт к коррозии почвы. В верхнем слое почвы живут грибы, а в нижнем — бактерии. Нельзя смешивать одно с другим. Если перевернуть пласты почвы, то процессы нарушатся. «Наутил» — передовая технология, которая уже давно работает в Канаде и США.

Влияют ли погодные условия на вашу работу?

— У нас, особенно весной, бывает сильный ветер, который срывает два-три сантиметра земли. На этой глубине обычно сеют свёклу, поэтому её просто срывает ветром. Добавляют проблем и сильные ливневые осадки, которые уносят с поля семена.

У вас большой коллектив?

— Я приверженец минимальных технологий, поэтому у меня работает восемь человек. Я на них во всём полагаюсь. Мы развиваемся, следим за тенденциями и внедряем новые технологии. Единственное, что я не пробовал выращивать, — сою. Лет 12 назад я попробовал её посеять, а потом не мог никуда пристроить. Она полгода лежала, пока её кто-то не купил… Её ещё и выращивать проблематично, поэтому она мне не понравилась.

Скажите, а в целом агробизнес — сложный?

— Любое дело имеет свои сложности. Сложность в чём? В непредсказуемости. Это же не кирпичный завод под крышей. Осенью до декабря не было дождей. Вся область из-за этого переживала! У нас в регионе взошло не больше десять процентов озимых. Весной пошёл дождь — это хорошо. Но он идёт, идёт, идёт… Сейчас непонятно — то ли солнце всё засушит, то ли в уборку дождь пойдёт. Но я считаю, что надо просто делать своё дело, не переживать, не устраивать битву за урожай. Относиться к этому просто, и тогда всё будет ладиться.

Если вы выращиваете кормовые культуры, то, наверное, и животноводством занимаетесь?

— Раньше занимался. До известных времён у меня было свиноводство. Свиньи были хорошие, элитные. Я считаю так: сейчас ниша свиноводства у нас в регионе полностью занята. Остаётся молочное животноводство, но это долгая перспектива. Браться за дело и увидеть результат через пять-шесть лет… Уже не хочется. Я не вижу себя в этом.

Как нашли средства для развития бизнеса?

— В нашей работе никак нельзя отделить банковские дела от полевых. Я работал со многими банками. Часто случается так, что сотрудники банка говорят клиентам: «Мы вам не дадим ту сумму, которая вам нужна, а дадим только половину». А что делать с половиной суммы? Разве можно полмашины купить? Нельзя, никто не продаст. Я сделал свой выбор в пользу Россельхозбанка. Тут к фермерам относятся с пониманием, дорожат каждым клиентом. Нам помогают и в сборе, и в оформлении документов. Весной я взял кредит в 12 миллионов и закупил запчасти для техники, удобрения, топливо. Топливом я практически обеспечил себя с весны до осени, поэтому меня уже не коснётся повышение цен. Купил хорошие семена, нужные мне средства защиты. Кроме того, я являюсь членом АККОР (ассоциации фермерских хозяйств — прим. ред.). Недавно мы подписали договор, по которому нам в Россельхозбанке снижают ставки по кредитам на два процента. Что такое два процента? Это 4 тонны дизельного топлива, 8 тонн минерального удобрения. Это очень приличные деньги!

Как сказался кризис на вашем бизнесе?

— Кризис для меня — это отлично. Был у меня кредит в районе 20 миллионов. Я его планировал за пару лет погасить. Но как доллар подскочил, так зерно выросло в цене, и я за год погасил кредит. Я входил в кризис без копейки в кармане. Плохо, когда деньги есть, и они обесцениваются. А когда есть долги, тогда в кризисе хорошо.

Партнёрский проект

Текст: Олеся Шкреба
Фото: Антон Вергун

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости