«Его все бросили». Сын бывшего белгородского депутата Виктора Филатова — об аресте отца, обвиняемого в финансовых махинациях

30 июня 2015 года Басманный суд Москвы арестовал депутата Белгородской облдумы, генерального директора «АльтЭнерго» Виктора Филатова. Его и ещё четырёх фигурантов дела обвиняют в растрате денежных средств, а теперь и в организации преступной группы. Спецкор «Фонаря» поговорил с сыном обвиняемого Денисом, который сейчас возглавляет «АльтЭнерго», о том, кто «заказал» дело против его отца, как депутата пытались шантажировать ещё на свободе и почему за него не заступаются коллеги.

Дело Филатова и ещё четырёх фигурантов процесса, так или иначе связанных с бывшим белгородским депутатом, было объединено с делом Евгения Макарова — бывшего генерального директора «МРСК Центра», при котором Филатов занимал пост генерального директора филиала компании — «Белгородэнерго». По данным следствия, все обвиняемые во главе с Макаровым в составе организованной преступной группы занимались растратой денежных средств — в частности, Макаров создал ОАО «КорСсис», куда по бумагам перевёл более тысячи специалистов из «МРСК Центра», хотя на самом деле физически они остались на своих местах. Согласно позиции следствия, благодаря подобным махинациям, Макаров и его коллеги, в том числе Филатов, нанесли ущерб государству на 880 миллионов рублей. Сам Филатов в суде назвал дело заказным.

***

Мы встречаемся с исполняющим обязанности руководителя «АльтЭнерго» Денисом Филатовым в офисе компании. Последний раз его отец, Виктор Филатов, был в этом кабинете ровно год назад; стены украшают его многочисленные совместные фотографии с губернатором Евгением Савченко, одиночные портреты главы региона, на полках рядом видны поздравления от председателя правительства Дмитрия Медведева; на столе до сих пор визитки Филатова-старшего.

Исполняющий обязанности руководителя «АльтЭнерго» Денис Филатов, фото из личного архива

Вы были в Москве на последнем заседании? Как чувствует себя отец?

— Чувствует он себя хорошо, здоровье стабильное, настроение, судя по письмам, хорошее.

Как часто переписываетесь?

— Когда работала электронная почта, через сайт, то раза три в неделю. Ему приходит письмо, его проверяют цензоры, и он пишет мне ответ.

Всё приходило, что отправляли?

— Да. Только, что касается цифр, — бывает, что берут и заштриховывают. А так — один на один или в телефонном режиме — мы с ним практически не общались, нам это не доступно. Там, в СИЗО 99/1, сидят более высокопоставленные, и организовано постоянное наблюдение. Не сказать, что гостиница, но (хорошо — прим. ред.).

У него одиночная камера?

— Нет. С кем находится, не пишет. Бывает, что пишет, например, что едет в одной машине с любителем жарких стран — такой волосатенький, недавно задержали…

Полонский?

— Да. Их постоянно, месяца два проходит, меняют — наверное, чтобы знакомства заводили. Какие там условия содержания, остаётся догадываться. Вроде и крутая камера… Мы передачи заказываем — сейчас в СИЗО есть услуга, когда можно заказывать любые продукты, комплексные обеды, помимо того, что им дают бесплатно.

То есть он не жалуется?

— Нет. Да и Виктор Иванович — такой человек, который не будет жаловаться, тем более мне — сыну. За бытовые вещи, что его кто-то обижает, — не было такого, да и не будет. Наоборот, говорит, что всё хорошо, позитивно, справимся. То, что давление на него оказывается, он не скрывает. Он на каком-то суде говорил, что на всех остальных и на него самого давят в плане «ты там признайся в этом, подпиши то...».

Следствие давит?

— Конечно. Следствие зашло в тупик — на самом деле, у них ничего нет, с воздуха придумано. Опять же, обвинение основано на одном свидетеле. Мы его показания читали. Это бывший генеральный директор «КурскЭнерго», нынешний первый заместитель генерального директора «МРСК Центра». Он пишет, что все договоры подписывал, работы выполнялись, а он ездил к Филатову в офис знакомиться с опытом — всё. И на основании этого было произведено задержание — из продления в продление постоянно одно и то же твердят.

Виктор Филатов перед судебным заседанием, фото kommersant.ru

То есть он не говорит о вине Филатова?

— Нет. Он говорит, что его Макаров заставлял подписывать всё. Но про Филатова ничего нет.

С тех пор, как Макаров уехал, никто так и не знает, где он?

— Это следствие не знает, а я прекрасно знаю, что за границей. Найти его и арестовать для следствия — это так (щёлкает пальцами — прим. ред.). Как только СМИ сообщили, что возбудили против него дело, он сразу уехал. А Виктор Иванович на протяжении двух лет являлся свидетелем, все пороги обивал, чтобы дело закрыли, чтобы он (Макаров — прим. ред.) мог вернуться…

Что конкретно делал ваш отец?

— Постоянно являлся на допросы, контактировал со следователем. Что повлекло его задержание? Он начал со следствием на высоких тонах разговаривать: либо давайте какие-то факты, либо закрывайте дело.

Почему это было так принципиально для него?

— Чтобы дело закрыли: помочь товарищу вернуться на Родину, поехать в Валуйки к родителям. Я так думаю.

Позиция Виктора Филатова в том, что невиновны все фигуранты дела?

— Да. Если так разобраться, то, на самом деле, даже я, сторонний, работал в строительстве, краем глаза присматривался, и каких-то там незаконных действий со стороны «КорСсис» не заметил. Опять же, эта компания создавалась по всем регионам, и это было своего рода оптимизацией энергосистемы.

Следствие указывало на то, что жена Макарова была владельцем «КорСсис».

(Филатов не даёт вразумительного ответа и замолкает).

На чём основывается ваша позиция в суде?

— Предоставляются независимые отчёты. Один был предоставлен Саратовским юридическим институтом. Там профессор давал пояснения, что никаких хищений не было — компания «КорСсис» работала не для ущерба Белгородской области и других регионов. Второй — отчёт МГУ, говорящий о том же. Нет фактов — вот я украл со стола калькулятор, как это доказать? Видеонаблюдение, отпечатки. Факт получения денежных средств Виктором Ивановичем не доказан. На одном из судов адвокат спросил: где факты хищения, где какие-то платежи проходили? Но никаких фактов у следствия нет.

У вашего отца безусловный авторитет в регионе и за его пределами, однако публичной реакции от депутатского корпуса, партии, правительства на его арест не было. Вас не удивляет это?

— В областной думе обращались в органы, в прокуратуру писали письмо и ходатайство, писали на Мосгорсуд, когда были апелляции. Ходатайствовали об отмене меры пресечения. Такая была помощь. Но каких-то обращений, массовости действительно не было.

Вы ожидали другого?

— Конечно. Мы ожидали помощи даже не от думы, а от губернатора и правительства. Мы понимаем, что это власть, наверху как-то общаются — но нет. Абсолютно. Есть ведь ещё Белгородская епархия, которой Виктор Иванович помогал. Совсем недавно церковь восстанавливали. Мы надеялись также на Иоанна, но он — спасибо и за это, — только подал обращение в органы.

Открытие биогазовой станции «Лучки» с участием губернатора Евгением Савченко (второй слева), фото agt-generator.ru

Почему так происходит?

— Слухи ходят разные…

Но почему именно Филатов?

— Если дальше пойти, из-за чего всё началось… В своё время Макаров покинул свой пост, кое-кто начал мстить, и сейчас всё «отбилось». Понятно, что всё это в кулуарах. Понятно, что это заказное дело.

Денис Филатов рассуждает о том, как могли бы помочь его отцу белгородские чиновники. Он приходит к выводу, что поддержки нет, так как «всё дело в деньгах», которые они не хотят тратить.

Виктор Иванович напрямую говорил, что он знает конкретного заказчика этого дела. Вы можете его назвать?

— Могу.

Денис Филатов называет имя предполагаемого заказчика, которое «Фонарь» не приводит в интересах следствия.

— ...Как было: когда в МРСК «Центра» пришли новые хозяева — каким образом, непонятно, — они избрали нового директора, Дмитрия Гуджояна. Он на протяжении двух лет работал в системе — тогда Виктор Иванович был генеральным директором «Белгородэнерго», а в 2010 году непонятно кто пожаловался на этого Гуджояна, что идёт воровство, коррупционная схема. Его уволили — по слухам, письмо написал кто-то из бывшей команды Макарова. После этого всё устаканилось: в 2011 году Виктор Иванович ушёл в «АльтЭнерго», на место Гуджояна пришёл Исаев, бывший работник органов. Он же после обращения сотрудников ФСБ подал заявление в Следственный комитет с просьбой разобраться в ситуации. Проверка подтвердила информацию ФСБ, и в отношении Евгения Макарова возбудили уголовное дело за злоупотребление полномочиями.

Когда завели дело на Макарова, то он сразу уехал, а Виктор Иванович начал бурную деятельность, со следствием себя борзо вести. Как-то приехал в Следственный комитет к 11 утра, его не приняли, и он жалобу написал. Следователь Степанов (старший следователь по особо важным делам при председателе СКР, который ведёт дело Филатова — прим. ред.) тогда сказал: «Раз вы так поступаете, то будем разговаривать с вами по-другому, когда вы будете в другом статусе». Месяца три проходит, и задерживают Виктора Ивановича — ну что тут говорить?

В конце декабря 2015 года адвокат Виктора Ивановича сказал, что за обвинением «стоит федеральная прокуратура, которая приветствует продление срока под стражей». Что это значит?

— Наверное, имелось в виду, что прокуратура идёт в одном направлении со следствием… Что было интересно — судья на суде уже для себя вынес решение, что он будет продлять.

Это как?

— Например, начинает адвокат зачитывать, почему нельзя оставлять (Филатова — прим. ред.) в СИЗО. Он говорит: «Подождите, это к делу не относится, скажете в апелляционной инстанции». Просто надо в суде побывать, чтобы понять всё это, — никаких коррупционных, конечно, нет, просто тупо…

Если останавливаться на том, что это дело — заказное, то ходят слухи, что, грубо говоря, с этими заказчиками кто-то пошёл договариваться. Им якобы сказали: «Давай, что надо? Давай закрывать». И они ответили, что уже не закроют, потому что следствие уже им не подчиняется. Грубо говоря, я думаю, что следствие попросили человека потрясти, следствие человека взяло — теперь, пока срок не дадут, не отстанут. Почему и время так тянется — потому что у следствия ничего нет.

Где ищут доказательства?

— Сейчас идут через свидетелей. Но то, что они могли зацепиться — зацепились только за одного. А остальные просто пишут, что Виктор Иванович руководил «КорСсис» или руководил «Белгородэнерго». Такие справки.

Но он же официально не руководил «КорСсис»?

— Нет. Но аффилированность есть, в Белгороде полно таких компаний, сплошь и рядом. Да и РАО ЕЭС знало. Всё было согласовано с ними, была купля-продажа акций. Недавно бумагу смотрел: сделка, о которой сейчас речь идёт, про продажу акций Курска «КорСсису», была согласована с председателем правительства Фрадковым.

На суде шла речь и о шантаже вашего отца. Адвокат говорил: «Был шантаж его. Люди выходили на него и сказали, что если ты не выплатишь нам деньги,— у него есть все эти подтверждения, — то ты сядешь. Он деньги не выплатил. И сел». Кто шантажировал Виктора Ивановича?

— Этого не знаю. Я у него спрашивал, когда были обыски у нас, что происходит. А он говорил: «Это всё фигня, всё будет нормально».

— В 2013 году?

— Да. То, что шантаж — это речь, скорее всего, про здание «Белгородэнерго». Один из филиалов МРСК «Центра» — «Белгородэнерго». В этом здании находится сердце энергетики, где управление сетями и тому подобное. Чтобы это создать где-то в другом месте, нужно очень много денег. Они в счёт возбуждения дела хотят забрать это здание. Скорее всего, речь идёт об этом, так как компания «КорСсис» владеет зданием «Белгородэнерго». И что может произойти: сейчас Виктора Ивановича обвиняют, дают срок и в счёт этого «урона» забирают здание «Белгородэнерго».

А 880 миллионов ущерба, о которых говорит следствие, как были высчитаны?

— Это стоимость здания «Белгородэнерго», один в один.

Здание «Белгородэнерго» на улице Преображенской, фото kommersant.ru

Это как?

— Судите сами. И шантаж, и месть — всё вместе. Я своего отца знаю, он меня приучал чужого не брать. И чтобы он какими-то махинациями занимался… Он много чего имеет, не имеет только недвижимости за рубежом.

Как не имеет?

— Вот так.

То есть у следствия неверная информация про то, что у него есть заграничная недвижимость?

— А где подтверждение? Следствие ссылается, что есть недвижимость за рубежом и то, что он может скрыться за границу. А как он уедет, если загранпаспорт у него забрали?

В последнем обращении вы заявили, что благодаря вниманию СМИ и общественности, возможно, удастся вытащить Виктора Ивановича из СИЗО. Как вы себе это представляете?

— Хочется, чтобы это дошло пусть даже до президента. Чтобы помогли.

Вы сами предпринимали попытки достучаться до Путина?

— На него мы не писали. Писали на Следственный комитет, в прокуратуру. Объясню: написали мы письмо в епархию на Кирилла (патриарх Московский и Всея Руси — прим. ред.). Кирилл ответил, что мы будем молиться за хороший исход дела, а ваше обращение передаём в Генпрокуратуру. Также обращение на президента написал отец одного из задержанных — оно же не доходит до Путина, а приходит отписка, что президент не вправе вмешиваться.

Зимой адвокат вашего отца говорил, что дело насчитывает уже более тысячи томов, а к весне в нём появятся первые результаты. «Филатову в том числе вменяют „энергетическую опасность“ Белгородской области — отопление и тому подобное. Он подготовил документы по этому поводу, но их даже не захотели приобщать к делу»,— тогда говорил он. Во-первых, какие документы подготовил Виктор Иванович, и, во-вторых, появились ли результаты, о которых говорил адвокат?

— Что касается энергетической опасности — считается, что своим, грубо говоря, хищением он «поставил на колени» энергетику Курской области. А документы подготовили чисто информационные: на период работы Макарова и Виктора Ивановича какие были новостные поводы. Но эти документы так и не пошли дальше.

Что касается результатов, то в апреле статью 160 переквалифицировали на 210 «Организованная преступная группа». На чём она основывается — тоже ничего нет. Но чем она хороша для следствия — любой из пяти человек может пойти на сделку, и тогда он выйдет на свободу. Сейчас на это давят: один из обвиняемых, Зеленский, на суде сказал, что с ним договариваются. Его, обвиняемого по экономическому преступлению, держат в туберкулёзном диспансере, где уголовники и насильники. Такое психологическое воздействие. Но он вроде не сдаётся. А у Пивоварова куча заболеваний, его надо выпускать и оперировать.

По информации «Коммерсанта», в материалах дела значится, что в результате махинаций «были умышленно созданы условия, при которых ОАО „МРСК Центра“ не могло выполнять свои обязательства перед потребителями электроэнергии без заключения экономически невыгодных договоров с компанией „КорСсис“».

— Не могу сказать, с чем это могло быть связано. Знаю, что «КорСсис» поставляла «Белгородэнерго» программное обеспечение, компьютерные программы, оказывала функции по ведению бухучёта, по инвестиционной программе, отторговывала объекты, оказывала финансовые услуги. То есть занималась не профильным для энергетики. В «Белгородэнерго» при «КорСсис» работали руководители, инженеры и бригада, а всё остальное делали в «КорСсис».

Почему вообще аутсорсинг появился? Для оптимизации нужно было сократить сотрудников компании, около тысячи человек, чтобы наладить областной тариф. Человеческий ресурс не должен был входить в тариф.

Их как бы сократили, но физически люди остались на местах...

— Да. Так «Белгородэнерго» напрямую человеку зарплату платило, а так платило компании за услуги. Насколько это было выгодно…

Насколько это было легально?

— Легально. «КорСсис», например, когда должны были сделать какую-то годовую компьютерную услугу, проводила торги.

Безальтернативные?

— Это легализация. Да, были заинтересованы, чтобы «КорСсис» выиграла, но если бы пришёл кто-то другой — да ради бога! Все цены согласовывались с Москвой. Получается, ещё человек 200 из Москвы, кроме Виктора Ивановича, надо пересадить, которые всем этим занимались.

Известно, что после приезда на биогазовую станцию «Лучки» Дмитрий Медведев поддержал местную «зелёную энергетику», но в Минэнерго возникли проблемы с принятием законов, нужных для вашей деятельности. Филатов тогда активно жаловался на это, в том числе и премьер-министру. Это не могло привести к его аресту?

— То, что Виктор Иванович — упёртый человек, и когда приехал Медведев, договорились об одном, а когда он приехал в министерство, то они всеми путями это притормаживали — конечно, это было. Кому-то это не нравилось. Но чтобы на основании этого ему начали вставлять палки в колёса и затыкать рот… Я думаю, нет. Да, кому-то это невыгодно. Например, нефтяным магнатам, атомным электростанциям, гидроэлектростанциям. Сейчас застроим мы Белгородскую область биогазовыми станциями и будем жить, наверно, в самом экологичном регионе, но не будем электроэнергию покупать — конечно, для них это будет большой урон.

Недавно был Петербургский экономический форум, на котором Дворкович говорил, что нам пока рано развивать энергетику. Потом следом Чубайс говорит, что нужно развивать производство по переработке ТБО, а уже в следующем докладе Медведев говорил, что надо развивать альтернативную энергетику (улыбается).

В 2012 году ваш отец говорил, что в планах к 2015 году в Белгородской области производить 20 процентов всей альтернативной энергетики России. Это уже утопия?

— Почему планы притормозились? Во-первых, нет инвестиций. Много инвесторов приезжали из Германии, составляли договор об инвестициях в биогазовую станцию, но потом… По стране кризис происходит. Второе, законодательная база — по тарифам вроде утвердилось, но не совсем в нашу пользу. Валютный коэффициент забыли применить, а сейчас он очень важен. Да и область должна быть заинтересована. Кто «АльтЭнерго» дал кредит на строительство альтернативной энергетики? «Белгородсоцбанк», то есть область, по сути. Я в этом году пытался взять кредит на развитие, побывал в десятке банков, и в ВТБ, и в Сбербанке, и в более мелких, и все попросту отказали — никто не хочет связываться с «альтернативой».

После ареста Виктора Ивановича один из его бывших сотрудников писал так: «Можно по-разному относится к нему. Но при нём в „Белгородэнерго“ работали так, как никогда до и после. Его имя навевало ужас на любого работника компании. Да, иногда методы управления вызывали недоумение, но, наверное, так и нужно с русским человеком». Вы каким его как руководителя знаете?

— Строгий, вспыльчивый, требовательный, но по-своему добрый. Когда он от человека добивается того, чего хочет, то может и извинения попросить, если в итоге не прав. А так, (что было — прим. ред.) во время работы в «Белгородэнерго» при его руководстве, и то, что сейчас, я скажу так: народ расшатался, дисциплины никакой. Проезжаешь вдоль «Белгородэнерго», никто там не курил, никто даже просто так не стоял — все работали.

Он, конечно, был злым. Наверное, каждый руководитель и каждый отец с ребёнком, если он по-нормальному не понимает, применяет либо силу, либо характер. То, что он был вспыльчивым, — это было. Но не как в колхозе — матом — всё достойно. При этом он поощрял работников: кого я знаю, все говорят, что при Викторе Ивановиче было хорошо. Учитывая, чего он добился, наверное, он и должен быть таким.

Ему сейчас помогает такой характер?

— Наверное, даже мешает. Адвокаты рассказывают, что он и следователям отпор даёт — он же и экономист, и юрист, все дела знает. Адвокаты даже жалуются — говорят: мы к нему приходим, говорим то и то, а он отвечает: ни фига! Говорят, что надо помолчать, а он — «нет, буду жаловаться».

Он готов идти до конца?

— Да, до конца. Но обидно то, что человек привыкает ко всему. Был последний суд. У него уже было настроение такое, что он понимал, что всё равно вернётся туда, где был. Какая-то апатия. Какого-то чуда и развития событий не ждал. Вот это жалко. А так, чтобы характер изменился, — такого нет.

Виктор Филатов у ветрогенераторов «АльтЭнерго», фото Михаила Койнова

Вообще альтернативную энергетику региона связывают прежде всего с его именем. Что изменилось в компании за этот год? Как вы стали возглавлять «АльтЭнерго»?

— Я в 2014 году ушёл со строительной компании «Мехколонна 77» и нигде не работал в течение года. Потом, когда Виктора Ивановича арестовали, меня приняли советником, а потом исполняющим обязанности.

Что изменилось… Действующее как работало, так и работает. Есть у нас пилотные проекты, которые с Виктором Ивановичем уже запустились бы, — я же не пойду открывать ногами двери в правительство, а Виктор Иванович мог это сделать. Когда он в 2015 году ещё работал, много было затей по строительству биогазовых станций на сырье отходов человека, то есть того, что есть в канализации. А так он и по сей день контролирует всё, цифры спрашивает. И на самой биогазовой станции коллектив — молодцы: как трудились, так и трудятся. Всё идёт своим чередом.

Вы готовы дальше продолжать возглавлять компанию?

— Честно говоря, я бы хотел поскорее передать ему всё обратно.

А если рассчитывать на худший сценарий?

— По сути дела, «АльтЭнерго» создавалась под грандиозные объекты. По постановлению губернатора, на этот год уже пять станций должно быть. А на одной станции, которой управляют пять человек, они могут и без руководителя обходиться. У нас штат 27 человек, а могло быть десять. Для такой компании, чтобы она развилась, нужен такой человек, как он. Почему всё получилось? Его знали в Министерстве энергетики, в РАО ЕЭС — это и помогало.

Филатов был и главным в регионе по мотоспорту, какая сейчас ситуация там?

— Мы создали Попечительский совет в 2014 году, в 2015 поставили своего человека, Владимира Бредихина, в федерацию. Проспонсировали сборную, закупили микроавтобусы, мотоциклы. «Зелёную поляну» собирались строить, трассу для чемпионата мира — у нас даже была официальная заявка, которая прошла. Но всё это дело застопорилось. Сейчас мы трассу заморозили, но, может, достроим её...

Мы думали, что его поддержат в трудный момент, но видите, как все бросили. По слухам, из депутатского корпуса кто-то поднял шум, что бросили Виктора Ивановича — начали сразу вспоминать: ой, у меня там-то знакомый, там-то, но всё осталось только на уровне разговоров.

В «МРСК Центра», если посмотреть по показателям в годы Макарова и сейчас, во время Исаева, — разница ощутимая. Прибыль сейчас намного меньше, но следствие на это не смотрит.

Какие ощущения, что будет дальше с отцом?

— Если честно, я думаю, что ему дадут срок. Думаю, что всем. Без срока просто нельзя, а то придётся всё следствие пересажать. И если они это затеяли, то Виктор Иванович не выйдет оправданным. Самый лучший вариант: 29 сентября заканчивается срок продления ареста, будет основной суд, ему скажут: срок — два года с выплатой компенсации. Два года он уже отсидел, поэтому его должны будут выпустить. Другое развитие событий — ему дают срок от пяти до десяти лет, имущество «Белгородэнерго» забирают, и оно переходит «МРСК Центра». В принципе, это то, чего они, на мой взгляд, и добиваются.

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости