«Я готов на любые вопросы отвечать, мне нечего скрывать». Большое интервью с мэром Белгорода Юрием Галдуном

Главный редактор «Фонаря» узнал у главы администрации Юрия Галдуна, почему обанкротился МУП «ГПТ», кто решает, что в городе нужно вырубать деревья, когда будет понимание по новому проекту Центрального парка, кого бы мэр пригласил в город выступить из звёзд вместо Полины Гагариной и сколько сотрудников управ можно отнести к «профессионалам».

Юрий Владимирович, почему на тех местах, где вы трудились в Белгородской области, вы надолго не задерживались?

— Это можно сказать, заглянув в трудовую книжку. А по сути я работал на белгородской ТЭЦ — раз, работал в многочисленных структурах, где был учредителем, — два, работал у Батурина — три, работал в Москве — четыре, возвращался в Белгород в свои же структуры — пять, и дальше шесть — дирекция «Аврора Парка». Я не считаю, что это часто, хотя, наверное, это действительно достаточно нередкие перемещения. Так складывалась жизнь. Мне бы тоже хотелось, чтобы у меня была одна запись в трудовой, как хотели бы этого все нормальные люди. Но я то переезжал, то учился, то семейные причины были. Какой-то одной повторяющейся причины нет.

Возьмём вашу работу в «Аврора Парке». Это проект, про который слышали многие. Вы руководили исполнительной дирекцией. На ваш взгляд, по какой причине этот проект был неудачным?

— На взгляд всех — отсутствие финансирования. Говорилось, что из бюджета выделят определённое количество средств, но этого не произошло из-за принятия закона о консолидированной группе налогоплательщиков. То есть, все планируемые к этому деньги перешли в другие регионы (речь идёт, в частности, про металлургические предприятия, которые находятся на территории региона, но налоги платят в бюджеты других регионов РФ — прим. Ф.) . Проект просто закрылся, так как финансово он не был обеспечен. Я пришёл [на эту работу] в апреле [2012 года]. Тогда ещё думали, что что-то произойдёт, но в мае стало понятно, что надежды нет.


Так получилось, что ваш первый приход на работу в мэрию Белгорода совпал с переносом памятника Ленину с Соборной площади на Народный бульвар. Почему его потребовалось переносить в вечернее время?

— Только в целях безопасности. Можно было и днём это сделать. [Не было] никакого особого тайного действия, как это преподносят. Единственный ответ — в силу того, чтобы обеспечить его безопасную перевозку. Мы проводили с памятником реставрационные работы. Я уже, правда, не помню, где и в какой мастерской это происходило, но мы его туда перевозили. Только потому, что непонятно было, сколько этот процесс займёт времени. Никаких чертежей для проведения демонтажа не осталось. Сняли, перевезли, сделали в человеческом виде и поставили на Народном бульваре. Правильно это было или нет - не мне судить. С одной стороны — не я ставил, но понимание того, что всё-таки на этом месте [более правильно смотрится] стелла — у меня есть в душе. Я считаю, что ей там самое место.

Фото romanenko.livejournal.com

Давайте поговорим о периоде вашей работы в администрации Белгородского района. Так совпало, что вы написали заявление об увольнении через несколько дней после празднования годовщины района. Почему так произошло?

— Это случайность. Разве это была годовщина района?

Да, 30 июля — день основания района, а в начале августа вы написали заявление об уходе по собственному желанию.

— Никакого отношения не имеет.

Просто совпадение?

— Угу.

Замгубернатора Юрий Галдун рассказывает о «мусорной реформе» жителям Алексеевки, фото adm-alekseevka.ru

Ваша работа в департаменте ЖКХ области. Есть мнение, что «мусорная реформа» шла не в том русле, в котором вам хотелось. Насколько её запуск прошёл так, как вы планировали?

— Запуск произошёл так, как я планировал. Это очень большая реформа, серьёзная по масштабу и по социальной глубине. Она ко всем относится: к каждому жителю и юрлицу. Это по величине выше, чем первые годы капремонта, ведь во втором случае это касалось только собственников квартир в МКД. А это была совершенно новая тема. В 2017 и 2018 годах в Москве проходили разного рода круглые столы, посвящённые ей. В разработке «мусорной реформы» принимали участие Минтранспорта, Минприроды, Росприроднадзор, Минэнерго, Минпром, — кого там только не было. Столько много вопросов возникало и нельзя было их решить… Старшим был в этом проекте Минстрой, но при этом ведомство было на том же уровне, на котором находились и другие партнёры при разработке закона, поэтому вопросы двигались сложно... Сделать реформу, красивую и готовую, которая бы устраивала всех — невозможно. Фактически это была революция — создание новой отрасли в народном хозяйстве — отрасли переработки мусора.

И ещё должно было измениться отношени е к этому процессу у самих людей...

— Я не говорю об этой части. Сам факт того, что мы это сделали и вовремя запустили, что мы сохранили правительственного регионального оператора, — это очень хорошо.

Все инвесторы говорят, вот в Белгородской области очень хорошо, потому что здесь понимаешь, с кем разговариваешь. Я не знаю, как сегодня обстоят дела [с «мусорной реформой»]. Представьте: в каких-то российских областях региональный оператор не один, и это частники. Во-первых, как там можно решить проблему в регионе в целом: что и куда возить, где перерабатывать, какие заводы строить? Сегодня он работает, завтра - обанкротился. Построить целую картинку в этом случае тоже можно, но это сделать в разы сложнее.

Стартом реформы я доволен. Тем, как она сейчас ведётся, — не очень. В силу многих причин. В силу того, что пока ещё это сырой закон. Он обнажил многие вопросы: уборка листвы, рубочные остатки, методы сбора, льготы... Ещё нужно думать-думать и думать. Я слежу за этой темой и знаю, что мои коллеги работают и сейчас над этим. Пойдут какие-то поправки, которые сделают его (закон — прим. Ф.) более живым. Поправки и в течение года поступали, но незначительные, теперь их аккумулируют. Я думаю, что нужен ещё один год, чтобы убрать основную головную боль. А таких деталей остаётся много.

Юрий Владимирович, расскажите о проектах, которыми вы гордитесь.

— Проходит год, и ты подводишь итоги уходящего года не за столом, а для себя: что ты сделал за этот год. А тебя рутина съела: вроде отдался работе, но начинаешь выковыривать из памяти вещи, которыми есть смысл гордиться… И здесь я об этом говорю, и в департаменте, и во время работы в «Аврора Парке»: [обозначайте] мечты свои, если они у вас есть. Работать хочется только с теми, у кого эти мечты есть. Творческий человек со мной точно уживётся. Приносите [идеи], оформляйте их в рамки проекта — когда есть название, есть цель, понимание, как делается, есть даты. Это, вроде, простые вещи, но они откладываются.

Посмотрите проекты департамента ЖКХ за последние три года. Вот это всё, где я был руководителем. Гордиться, наверное, не совсем правильное слово, но внедрение «мусорной реформы» — это реально заслуга. Созданием областного «Водоканала» — тоже. Раньше фактически это были карманные предприятия глав, которые выполняли различные местечковые ремонты. Почему на правительственном уровне решили ликвидировать эти муниципальные предприятия? Потому что ими руководили люди, которые работали, пока работает глава. У них не было ни стратегии, ни желания убрать все эксплуатационные издержки и поставить во главе опытных менеджеров, централизовать все закупки. В итоге сделали не совсем как хотелось, не через концессию получилось, а через инвестиционную программу. На концессию заявились [участники] с не очень, скажем так, прозрачной репутацией. Она и не плохая, но для нас варяги — не всегда хорошо.

Юрий Владимирович, расскажите об ошибках, которые вы хотели бы исправить?

— Примеры прям горького сожаления мне в голову не приходят. Ошибки есть, безусловно. Они у всех есть. Иногда зайдёшь не в ту сторону и понимаешь, что потрачено столько времени и усилий, а результата нет. Иногда вводят в заблуждение, иногда сам заблуждаешься. Но светлая цель всегда притягивает средства для её решения. Надо только грамотно написать перечень мероприятий, не обманывая себя и без показухи. В моём понимании, это и есть то, что заслуживает это красивое слово, — мечта. Такая, чтобы гордиться, как вы говорите…

В городе до сих пор буксует замена наружного освещения. Менять надо всё — это всем видно. Сегодня есть предложение концессии «МРСК Центра», но концессия на бюджет виснет финансовыми рисками. Я бы хотел, чтобы это был энергосервис (комплексные услуги и работы, направленные на достижение и повышение энергетической эффективности зданий, которые проводят, чтобы снизить затраты на энергоресурсы и при этом сохранить условия комфортности нахождения в здании и эффективности использования энергии — прим. Ф.)... Но придёт неизвестно кто. Найти тот механизм, который бы устраивал горожан и меня как их представителя, — очень сложно, но мы найдём. В каких-то регионах до сих пор используют неэнергоэффективные лампы. Менять наши ДНАТы на светодиоды три года назад не было смысла — всего 15 процентов экономии. В то время не было опыта их длительной эксплуатации. Сегодня есть смысл этим заниматься. Мало того, что сейчас холодное освещение — самая последняя разработка. Для нас это панацея. Может, есть смысл подождать и попасть в эту технологию. Освещение в городе оставляет желать лучшего во всех отношениях. Хочется сделать чистое небо, чтобы не было проводов. Но это надо делать всё вместе.

Давайте поговорим о переходе на безналичную оплату проезда в общественном транспорте, точнее об обосновании введения дифференцированного тарифа. В связи с чем было выбрано обоснование, связанное с работой кондукторов?

Кондукторы и водители. Что не так с принятой в Белгороде дифференцируемой методикой оплаты проезда в общественном транспорте [разбор]

Кондукторы и водители. Что не так с принятой в Белгороде дифференцируемой методикой оплаты проезда в общественном транспорте [разбор]

Разбираемся с новой методикой расчёта стоимости проезда в белгородских автобусах и по пунктам рассказываем, почему к ней уже есть вопросы.

— Потому что это и есть обоснование. Оно не выбирается. Работаешь с кондуктором — стоит дороже, работаешь без кондуктора — стоит дешевле.

Но у нас редко в транспорте можно встретить кондуктора. ..

— Эту функцию делегировали водителю. Это законно. То, что сегодня не устраивает прокуратуру, — [я знаю]. Мои специалисты утверждают, что правда на нашей стороне. Мы будем находить с ними какой-то консенсус. Я не вижу здесь нарушений. Я не вижу, а они видят, и это нормально. Посмотрим, поговорим. Убедят — уберём. Уберём не тариф, а методы обоснования.

Во время общения с руководителями белгородских пабликов вы заявили, что «если будет е пользоваться общественным транспортом, то это будет показуха». Как в таком случае вы оцениваете решение вице-губернатора Евгения Глаголева ездить с коллегами на общественном транспорте, чтобы разобраться в его работе?

— Сейчас [Глаголев] ездит?

Нет.

— Вот и я говорю. Надо — поезжу. Если я буду сам себя снимать и говорить: «Вот посмотрите, выложите, пожалуйста». Это и будет тем словом, которое вы назвали (показуха — прим. Ф.) . Я езжу. Один раз в неделю — обязательно.

Фото Антона Вергуна

Вы довольны теми изменениями, которые сейчас происходят с общественным транспортом?

— Я скажу так: я доволен, что они начали происходить. Я недоволен их темпами. Но зная проблему изнутри, я понимаю, что нельзя сделать быстрее. Поверьте моему опыту: всё идёт так, как должно идти. У нас всё совершенно красиво должно выстроиться в ближайшее время. Иногда по ходу выполнения этой реформы выходят новые задачи. Составить здесь профессионально разработанный тонкий план, учитывающий все изменения, невозможно. Сделаем хороший транспорт. Он должен быть. Кстати, это проект-мечта. Я пока не вижу оснований, что мы его не реализуем.

Юрий Владимирович, при образовании «ЕТК» сотрудники мэрии утверждали, что это будет прибыльное предприятие. Почему в таком случаем это не получилось у МУП «ГПТ»?

— Потому что всю выручку в перевозках забирали нелегалы. Те несчастные единицы муниципального транспорта, которые оставались работать, никаким образом и ни на каких маршрутах не могли обеспечить себе прибыльность и в принципе существовать.

Хроника необъявленной войны. История противоборства маршрутчиков и администрации в датах и лицах

Хроника необъявленной войны. История противоборства маршрутчиков и администрации в датах и лицах

Задуманные год назад транспортные реформы городских пассажирских перевозок вылились в противостояние нескольких компаний, сдобренное захватами автобусов, нанесением увечий, судебными заседаниями и даже пересмотром региональных законов. Корреспондент «Фонаря» восстановил хронологию событий, связанных с реформированием пассажирских перевозок на территории города Белгорода.

А что скажете насчёт ситуаций, когда водители оставляли себе наличные деньги, которые передавали пассажиры за проезд?

— Вероятно, такие случаи были.

Введение безналичной оплаты в транспорте должно повлиять на эту ситуацию?

— Что значит «должно»? Очень хотелось бы!

Вопрос с электробусами и троллейбусами в городе. Что будет в итоге?

— Пока троллейбусы, но в перспективе с заменой на электробусы. Правда, её не вижу в ближайшие годы. Сегодня мы не можем себе позволить электробусы. Они очень дорогие. Технология их аккумуляторных батарей не совершенна, поэтому город не может себе этого позволить. Мы заказывали тестовый [электробус]. Он у нас отработал две недели, и никаких вопросов не было. Хотелось бы зимой [поэксплуатировать], но зимой не дают. Мне бы хотелось, чтобы наши механики последили, поездили, так как в холодную зиму много тонкостей. Есть ещё другой вариант электробусов с подзарядкой от контактной сети. Сегодня его пропагандируют как одно из направлений электробусов, но пока всё равно у нас останутся троллейбусы. Мы вытащили их из хлама. Сейчас 37 в строю, на маршрутной сети было 34, три в ремонте. Может быть, и расширение сделаем. Пока рано считать. В 2020 году к этому приду, когда с автобусами станет всё понятно. Поймём, где нам нужно расширить или частично убрать.

Перейдём к теме с вырубкой деревьев в городе. Почему в публичном пространстве не слышно мнения экологов и специалистов, которые могли бы обосновать всё происходящее?

— Они звучат. Но покричать всем хочется. В том числе, и вы руку прикладываете к этому. В разной степени. Вы писали, что всё гибнет, караул.

Мы писали, что вырубаются деревья...

— Высадили. Вот сведения: 2 724 дерева вырезали, а высадили больше 4 тысяч... В администрации нет людей, [которые бы хотели], чтобы у нас был некрасивый и лысый город. Уверяю вас: я этого не допущу.

Раньше вырубали там, где деревья могли завалиться или валились сами. Раньше не делали так, как сейчас, но теперь мы начали делать, и очень даже хорошо делаем. Сейчас часть посаженных деревьев не примется — сколько криков будет, а у нас в договоре записано: сколько составляет гарантия, если деревья не примутся, поэтому подрядчик поменяет их бесплатно.

Почему в городе решили не экспериментировать с лечением деревьев, как это сделали в Орле?

В Белгороде вырубают деревья, а в Орле — лечат. Сравниваем оба метода

В Белгороде вырубают деревья, а в Орле — лечат. Сравниваем оба метода

В Белгороде в 2019 году вырубят около 300 деревьев. В основном, это старые и больные каштаны с клёнами, которых поразила американская белая бабочка и минирующая моль. Мы выяснили, что в Орле с такой проблемой борются по-другому: там каштаны лечат, а не вырубают. Знакомим белгородцев с орловским опытом и сравниваем его эффективность и ресурсозатратность с белгородским.

— По простой причине: пока не доказано, что это работает, опыта нет. Может, и будет работать, но вам понравится: пять лет жить и не понимать, вылечится дерево или не вылечится? Я знаю точно: пчёлы бы погибли. И так в Орле будет — уверяю. Мне будет совестно. Я буду переживать, если я загубил деревья зря. Мне кажется, такая терапия не вылечит деревья. К сожалению, они отжили своё, понимаете? Сколько им было лет? За 50. В городе каштан посмотрите сколько живёт — 60 лет. Всё. Жалко, не хотелось бы, но это, на мой взгляд, правильнее.

Спорить об этом можно бесконечно. «Надо было лечить — это дешевле». Во-первых, никто ещё не считал. Они (чиновники администрации Орла – прим. Ф.) второй год делают, и ещё лет пять будут делать. Непонятно, приведёт ли это к выздоровлению деревьев, и сколько денег они потратят. Они же, конечно, будут говорить, что меньше. Я не сторонник химии на улицах города, и так хватает того, что мы разбрасываем во время зимы.

А кто определяет больные деревья или нет?

— Специально обученные люди, которые для этого получали образование. Как- нибудь они вас пригласят, и вы поймёте, какие они срезы делают. Просто так никто не приезжает и не говорит «это убрать».

Когда они проводили обследование деревьев в городе?

— Насколько я помню, это началось весной 2019 года. Вероятно, что-то и до этого делали, а потом с лета пошли работы. Сейчас по первому этапу заменили всё, что убрали.

Перейдём к теме с ремонтом здания бывшего кинотеатра «Октябрь». У нас есть информации, что в администрацию поступало письмо прокуратуры Белгорода о найденных нарушениях, так как пересекались работы в договорах администрации и подрядчика и обозначенные в госзакупках работы...

— А как они могут пересекаться?

Указаны те же самые работы и там, и там.

— Нарушений не было. Были письма прокуратуры с просьбой пояснить. Мы объяснили, и потом больше вопросов от прокуратуры не было. Там сочли достаточными наши объяснения.

Фантастические сцены. Что хотят сделать с бывшим зданием кинотеатра «Октябрь» в Центральном парке Белгорода?

Фантастические сцены. Что хотят сделать с бывшим зданием кинотеатра «Октябрь» в Центральном парке Белгорода?

В июне мэр Белгорода Юрий Галдун заявил, что к концу 2019 года кинотеатр «Октябрь» станет «суперместом». Его собираются превратить в павильон для съёмок фантастических фильмов. В августе началась реконструкция кинотеатра. Рассказываем, что станет с «Октябрём» и почему не построили сцену рядом с кинотеатром.

По нашей информации, было возбуждено дело...

— Да ну. Я бы знал об этом. У меня такой информации не было.

Поговорим о «зелёной реке» на продолжении белгородского Арбата. Почему в ответе на наш запрос было указано, что все работы выполнил подрядчик за счёт внебюджетных источников, хотя...

— Вот специально для вас попросил ответ строителей. Зачитываю: первый контракт между «Арбетом» и фондом — 2,5 миллиона рублей. По этому проекту выполнялись демонтажные и подготовительные работы. Второй контракт между «Арбетом» и фондом — на 11 [миллионов], в соответствии с которым выполнялись работы по устройству ливневодосточной системы, поребрика и укладки 296 квадратных метров плитки. И два муниципальных [контракта]: на 6,8 миллиона — озеленение, установка опор освещения, светильники и на 24,3 миллиона — МАФы, скамейки и цветочницы. В муниципальных контрактах по плитке нет вообще работ. Всего на объекте уложено 5 321 квадратный метр плитки. Демонтаж «зелёной реки» и укладку новой плитки подрядная организация выполнила за свой счёт.

Там прописано. Если нужно, я предоставлю вам документы (ссылку на торги уже выслали — прим. Ф.).

— Давайте тогда ещё раз разберёмся.

Продолжим с темой благоустройства. Хотелось бы узнать, почему проект благоустройства пространства от «Амакс конгресс отеля» к рынку «Салют», который был обнародован ранее, не соответствует нынешнему?

— Есть несоответствия и есть отставание. Я рад, что мы за это взялись и сделаем в этом году. Я рад за город, который с 1999 года там не видел нормального спуска. Впервые сделали так. Мы проект переделывали, потому что он меня не устраивал в силу разных причин. Там была облицовочная плитка... Заменили всё на искусственный монолитный камень. Предполагаю, что теперь сделали на десятилетия, когда нам не нужно будет ремонтировать этот участок. В связи с этим произошли изменения. По сути всё будет соответствовать и маломобильным группам, и другим людям. Если мы получим какие-то замечания от населения, мы исправим.

Затянули… Объективно люди работают там хорошо. Если вы думаете, что можно сделать что-то досконально, предусмотрев все работы в любом контракте, в том числе и муниципальном, это не так. Это невозможно. Можно минимально их снизить. Там масса была моментов: опоры под колонны хотелось круглые оставить, но не получилось, и пришлось делать квадратные, потому что так долговечнее и красивее. По ливнестокам: всё было запланировано не так, как должно быть. Переделывали новые.

Места, где люди смогут посидеть и отдохнуть, там будут?

— Конечно. Они ещё не готовы.

Вопрос с «умным светофором» и перекрёстком Губкина и Магистральной. Волнуются люди, которые попали в ДТП в то время, когда перекрёсток не был закончен...

— Юридический вопрос. Пусть решают, обращаясь к юристам и в судебные инстанции. Как примут решение, так и будет. Что здесь комментировать?

Наказаний для сотрудников не последовало?

— А за что мне их наказывать? За разработку проекта отвечала проектная организация, — я их наказать не могу. Мы отправляли [проект] в ГИБДД. К сожалению, по закону я не должен был с ними согласовывать. Теперь будем такие серьёзные вещи с ними согласовывать, если выразят согласие.

Сейчас перекрёсток заработал, он выполняет свою функцию лучше, чем кольцо, сколько бы не писали обратное. Найдутся люди, которые даже на обычном классическом перекрёстке не увидят светофор и разметку. Этот перекрёсток сложный. Есть два нюанса. На мой взгляд, с Красноармейской налево надо разрешить поворот с одной из полос. Сейчас этот вариант замеряют и считают. Есть вопрос и к повороту с Магистральной на Губкина: там подрезают, когда на улицу Лермонтова заезжают. Ещё надо подработать. Это достаточно сложный проект.

Мэр рядом со зданием управы, фото vk.com/galdun_yv

Юрий Владимирович, управы — это ваш ключевой проект на сегодняшний день. В мэрии проводили многоступенчатый отбор сотрудников, которые должны там работать. Та команда, которая есть в управах сейчас, вас устраивает?

— Не устраивает. Как обычно, люди не отвечают тем компетенциям, которыми должен обладать глава управы. Прежде всего, он должен любить свою работу, место, где он находится. Я не могу по-другому это объяснить, поэтому приходится высокими словами говорить, что надо любить свой район. Надо, чтобы главы управ знали каждую тропинку, кто ею пользуется, в какое время суток, что надо, чтобы была не тропинка, а хороший тротуар...

Помните акцию с безопасной дорогой в школу? Есть улицы, где люди говорят: вот наши дети ходят через реально страшный гаражный массив, но там всего человек пять идут в школу. Можно обойти этот путь, ведь я же не могу городские деньги тратить на то, чтобы сделать полтора километра дороги в гаражах, если есть альтернативный нормальный путь? Такие вопросы и должны решать главы управ, понимаете? Лучше, чтобы они жили там. Это было бы идеально. На эту работу должны были прийти молодые люди, болеющие за дело, любящие город, а пришли разные, в том числе и те, которые сегодня не справляются. Но надо отдать должное, что большинство нормальных. Причём есть очень нормальные, а есть просто нормальные, которых надо подстёгивать, учить. Там сложно работать.

Сколько процентов нормальных?

— 80 процентов нормальных, 20 процентов [сотрудников] — не соответствуют. Это не плохо.

Юрий Владимирович, вы заявляли, что строительство зданий управ должно согласовываться с жителями, но почему тогда на деле мы видим обратную ситуацию?

— Всё согласовывается. Потом появляются несколько человек, с которыми не согласовали, и они — против. Мне какая разница, где управу поставить? Мне совершенно всё равно. Мне нужно, чтобы она была на территории где-то в центре. Вышли люди, с которыми первого согласования не было, высказали своё мнение, и мы убрали. Нет вопросов. [Будем строить] при 100-процентом согласии.

Провокация «Фонаря» или «задница» управы. Как в день годовщины Октябрьской революции белгородцы не дали построить здание управы под окнами дома

Провокация «Фонаря» или «задница» управы. Как в день годовщины Октябрьской революции белгородцы не дали построить здание управы под окнами дома

Жители дома № 120Б на улице Садовой остановили экскаватор и запретили администрации строить управу рядом со своим домом. После звонка местных жителей в редакцию наш корреспондент поехал туда.

Как проходит процесс согласования?

— Выбирается место. Примерно в центре управы, чтобы людям было удобно к ней добираться. Глава управы расклеивает объявления по ближайшим домам, [в которых сообщает о согласовании места строительства]. Сколько у нас таких скандальных ситуаций было? Три или четыре из 27. Всё убрали сразу. Это тоже нормальный процесс.

Продолжая тему: вопрос с продажей воды «Хрусталь Белогорья» в зданиях управ. Будет ли вода продаваться во всех управах? Предусмотрены ли какие-либо преференции для компании «Элгаз плюс», которая решила построить эти здания?

— В 10 зданиях управ будет, в 17 — нет. Никаких условий для «Элгаз плюс» не было. Было только личное решение. У нас много нормальных людей, которые находят в себе силы и возможности помочь городу. Реально много. Совсем недавно я собрал огромное количество директоров, которые будут нам помогать зимой, если у нас что-то случится с расчисткой снега. Как в старые и добрые времена, когда всем миром справлялись. Понятно, что ни один город не держит техники на сто процентов для того, чтобы обеспечить за сутки вывоз всего снега. Невозможно так сделать потому, что она будет простаивать.

В продолжение темы с уборкой снега: почему объявление о наборе сотрудников в «Белгорблагоустройство» по уборке снега появилось на сайте мэрии? Почему эта задача не была спущена на управы?

— Я не знаю. Надо было дублировать. Здесь не совсем так: то разовая помощь всех, чтобы вывезти снег, а здесь на постоянной основе нужны люди. У нас их мало, их не хватает.

На мой взгляд, глава управы должен знать, кто у него и как занят. Ему эту задачу решить проще...

— Так она так и поставлена. Объявлений почему нет? Как всегда у нас... Каждый глава управы должен провести цифровизацию своей территории, составить цифровой паспорт своего округа, сделать чёткий кадастровый план округа, в котором надо обозначить все участки: кому и что принадлежит, тот и убирает. Все остальные — белые пятна. Нужно договариваться с людьми, кто будет помогать убирать. Где не удалось вообще ничего — там уже «Белгорблагоустройство» будет убирать.

Полноценно управы заработают с 1 января?

— Что значит полноценно в вашем понимании? В моём понимании они полноценно работают...

Это ваша цитата из интервью журналисту «БелПрессы» (вопрос не совсем точный, потому что дословно Юрий Владимирович произнёс следующее: «С 1 января 2020-го в городе появятся 27 управ — каждая на территории закреплённого за ней округа » — прим. Ф.)

— Нельзя всегда цепляться за цитаты, Андрей. Я готов на все вопросы ответить, мне вообще нечего скрывать. За мной тёмных историй и пятен никаких нет. Спрашивайте сегодня, если, по вашему мнению, есть то, на что я боюсь ответить. Я на любой вопрос отвечу. Я имел ввиду «полноценно» — что глава управы не будет тратить время на то, чтобы добираться от общей конторы до своей территории. Только в этом смысле. Хотелось бы, чтобы всё было на месте, чтобы рабочий день начинался с того, что сотрудники разошлись по кварталам. Мне же важно, чтобы во дворе был сотрудник. В чём смысл управ? Чтобы всегда был государственный взгляд: утром, днём и поздно вечером. Там компания собирается каждый вечер в беседке, пьют, хулиганят. [Глава управы должен знать], какая компания, почему? Откуда они? Что надо сделать, чтобы этого не было?

Есть ещё один взгляд на проект с управами, что у них есть политическая функция в преддверии выборов в облдуму…

— А какая может быть функция?

Есть мнение по продвижению кандидатов от партии власти, поэтому и такое деление на 27 управ.

— Чушь какая-то. Мне никто таких задач не ставил. Никто и не знал, что такие управы будут. Это моя мечта. Один из основных проектов. Я уверен, что если его грамотно организовать, он принесёт огромную пользу.

Юрий Владимирович, многие заметили, что вы активно начали взаимодействовать со СМИ и медиа. Почему?

— Я всегда был открыт. Эта работа предполагает вопросы жителей и живой интерес со стороны СМИ. Спрашивают — надо отвечать. Молчать нельзя.

Самое главное о «БДСМ» Ильи Варламова с Юрием Галдуном. В 19 фактах, восьми цитатах и семи обещаниях

Самое главное о «БДСМ» Ильи Варламова с Юрием Галдуном. В 19 фактах, восьми цитатах и семи обещаниях

Редакция «Фонаря» посмотрела новый выпуск видеошоу Ильи Варламова «Большая дорогая с мэром» («БДСМ») и предлагает краткий пересказ всего того, что было за 65 минут видео в фактах, цитатах, обещаниях, похвалах и жалобах.

Приезд блогера Ильи Варламова — это была ваша инициатива?

— Нет, эта инициатива прозвучала от вашего коллеги. Захотелось — да, пожалуйста.

Какие-то затраты были?

— Варламов платил за себя сам, даже за кофе. Всем показывал, даже не прилично было вроде как.

Скриншот первой полосы районной газеты «Знамя» за 16 октября 2013 года

В каких взаимоотношениях вы находитесь с журналистом Владимиром Ивановичем Бабиным? Был промежуток, когда при вас «Голос Белогорья» стал официальной газетой Белгородского района...

— Вероятно, в то время в Белгородском районе не было своей газеты. Я сейчас не помню. Мы знакомы давно с ним, близко — в Белгородском районе, а потом и я ушёл, и, вероятно, он не нашёл общий язык со следующим главой. Разве «Голос Белогорья» не областная газета?

Нет.

— Отношений сейчас нет никаких, последний раз его на праздновании Дня России видел.

Юрий Владимирович, могли ли вы не допустить слияния проекта «Активный горожанин» с сайтом «Народная экспертиза»?

— Я даже не был противником этого процесса. Когда предложили, я подумал: ну и пусть, зачем держать отдельно структуры, которые выполняют аналогичные задачи? Зачем, Андрей?

К нему привыкли горожане...

— Здесь держи штат, там держи штат. Я сторонник жёсткой оптимизации, жесточайшей.

Хотелось бы узнать про ваши взаимоотношения с депутатским корпусом Белгорода. Почему вы назначили в горсовет своего полномочного представителя?

— Я один раз не был [на заседаниях].

Но назначили. ..

— Он должен быть по закону. Работа такая. Что я не могу? Вот у нас завтра совет (интервью бралось за день до заседания горсовета — прим. Ф.) , а у меня очень важные дела, которые я уже отложить не смогу. Я постараюсь там быть обязательно, потому что реально уважаю депутатов, но сколько времени я смогу там провести, — я не знаю. Поэтому должен быть обязательный представитель.

Вы поддерживаете отношения со всеми вашими предшественниками на посту мэра? Обращаетесь за советами?

— Со всеми поддерживаю. Потрясаев, Боженов, Полежаев. Да, обращаюсь за советами и за разъяснениями.

Юрий Владимирович, вопрос с согласованием мест для проведения различных акций в городе. Почему даже матерям детей с расстройством аутистического спектра не нашлось места в центре города, когда они хотели обратить на себя внимание?

— Вы заметили, что я стараюсь делать так, что, пожалуйста, — где хотите, лишь бы не мешали другим. Не помню, что произошло с матерями детей с аутизмом, но, судя по всему, кто-то как обычно залез вперёд. В следующий раз вместе с ними пойду.

Как вы взаимодействуете с белгородскими предпринимателями? В частности, меня интересуют трое: Александр Каракулов («Геопарк»), Иван Петрив (рынок на Гринёвке и другие объекты в городе), Борис Чачашвили (стройка на улице Урожайной)...

— Каракулов сегодня остаётся в парке с кафе. Маленький туалет у него, кафе в собственности и что-то ещё из аттракционов.

Он выполнил свои обещания?

— Нет, он не выполнил свои обязательства перед городом в полном объёме. Я перестал с ним общаться, три раза общался, но видно, что бессмысленно.

Петрив — я читал информацию в СМИ, — не помню, где именно, почему мэрия перестала судиться (вероятно, речь идёт о нашем материале — прим. Ф.). Я не судился с ним, или в период, пока я работаю главой, я не давал команду [об этом]. Нет веских доказательств того, что это несёт угрозу жизни и здоровью населения. Их мне никто не смог предоставить. Строительство без разрешения не предполагает 100-процентный снос этого здания. Точно так же он мог заявиться в суд и в суде доказать, что мы обязаны выдать ему разрешение на строительство и все остальные документы, если он пройдёт всю экспертизу. Сейчас мы оставили дело без движения, но не отказались — это разные вещи. То есть, сейчас посмотрим, как это можно решить, но так, чтобы выиграть, а не оказаться в проигрыше.

— А что насчёт строительства на улице Урожайной? Там же предприниматель имел право по закону это делать. Не ударит ли теперь решение с прекращением стройки по городскому бюджету?

— Предприниматель имел все основания строиться, но люди не хотят. Может, и ударит. Он по закону исправно платил арендную плату в бюджет. Если он откажется и не будет дальше действовать, а он выражал желание прислушаться к мнению жителей и не проводить никаких действий, скорее всего, он предъявит [претензии] городу.

На какой стадии сейчас находится п роект реконструкции Центрального парка?

— Проект разработан давно, прошли общественные обсуждения, проект готов. Что же касается финансирования, то мы имеем огромное желание и не такую огромную возможность попасть под дополнительное финансирование в Министерстве строительства РФ, но шанс есть, и мы постараемся им воспользоваться. Известно это станет весной, но не ранее, чем в середине апреля 2020 года.

Как формируется внебюджетный фонд в администрации?

— Из разных источников. Любой инвестор, изъявивший желание каким-то образом помочь городу, может участвовать в финансировании фонда.

Есть ли в Белгороде благотворительный фонд по аналогии с фондами в других муниципалитетах, откуда может использоваться финансирование ?

— Да, есть. Я вот только что вам говорил про два договора «Арбета» с фондом.

А кто в таком случае в этом году оплатил концерт Полины Гагариной на День городаПолины Гагариной на День города?

— Это вообще не из фонда. Это частники. Несколько человек сбросились и лично ей оплатили. Пожеланий по выбору звезды не было. У меня было пожелание — Pink Floyd. Они не смогли его исполнить (смеётся).

Юрий Владимирович, в этом году в городе активно ремонтировали дороги. Как именно определяли участки , которые нуждались в ремонте?

— В дорожную службу представляли данные о техническом состоянии. Видите, что в этом году сделали? Это же караул! Но что в следующем будем… Город будет стоять. Представляете — [развязка] на Чичерина, на «Каменотёсе»… Делать всё равно надо. Лучше сделать и ездить по нормальным дорогам.

Ещё я обратил внимание, что начали делать переход возле НИУ «БелГУ» (неизвестные уже сломали освещение — прим. Ф.) Что там будет? Там университет занимается или мэрия тоже?

— Наши сделали. Там придумали освещение, чтобы его не разбивали. То освещение, которое там стояло, стояло ровно сутки. Теперь я там ещё не был, а что внутри сделать — не знаю. В Старом Осколе хороший переход сделали. Молодцы ребята. Может, так же сделаем. Что-то надо делать. Может, оставим стены, и пусть рисуют.

Юрий Владимирович, появится ли в Белгороде приют для животных?

— Очень хочу его сделать. Пока что это мечта, но она приобретает [реальные очертания]. Буду просить инвесторов. Я понимаю, сколько точно надо [средств], чтобы построить его. Вопрос, видите, какой стоит: я бы не хотел отдавать этот проект в «муниципальные руки», потому что там без души работают. Надо брать этих девочек, которые в этих обществах [защиты животных].

Посмотрим через инвесторов. У меня сейчас есть два предложения. Ищем, придумываем. Приют — это не решение проблемы. Решение проблемы — стерилизация. Её надо организовать, и через год в приюте не будет необходимости. Но на этом этапе [будем делать] не так, как они хотят, но всё равно его строить надо. Приют —хорошо, но это не решение проблемы.

Вы активны у себя на странице во «ВКонтакте». Кто её ведёт?

— Сам веду. Есть помощники, как и в любом деле. Но веду сам, пишу сам, корректирую сам. Чаще всего, сам пишу.

А как можете объяснить странные д ействия с подписчиками вашей страницы (мэр несколько раз добавлял в друзья одних людей, поэтому делал их подписчиками, потом снова добавлял, подписывался на блогеров и пр. — прим. Ф.) Это вы делали ?

— Это моё незнание обращения с «ВКонтакте». Мои действия. Чьи же ещё?

Пост про закрытие сезона и мотоцикл, который не ваш. Чей он?

— Мотоцикл не мой. Это легко проверить в ГИБДД. Проверьте, пожалуйста. Мотоцикл моего приятеля. Сам увлекаюсь, но сегодня пока не имею [мотоцикла].

Какие ещё у вас есть увлечения, Юрий Владимирович ?

— Андрей Сергеевич, не даёт работа реализовывать свои увлечения. Спорт хорошо пошёл последние два года. Купаюсь зимой. В саду очень люблю ковыряться, но мои знания в садоводстве мизерные, но тем не менее провожу там много времени. У меня есть ещё семь куриц с петухом. Курятник чищу (улыбается).

Судя по вашим постам во «ВКонтакте», вам часто приходится прибегать к «ручному управлению». Так ли это?

— Вся работа мэра ручная. Хотя нет, неправильно я сказал: очень много ручной работы. Хотелось бы, чтобы всё работало в системе. И есть разработанный регламент. Всё разработано. Без работы системы всё бы было, конечно, — шлак. Но, к сожалению, достаточно часто [приходится прибегать к таким методам]. Город не может быть зарегламентирован полностью, и всё не может чётко исполняться. Здесь всегда будет присутствовать ручное управление. Какой бы мы сферы не коснулись. Невозможно всё предусмотреть.

Есть одна ситуация с реакцией пользователей в соцсетях на трагедию, которая случилась с мамой и её детьми, которые сгорели из-за обогревателя в квартире, так как не было включено отопление . Знаете ли вы, что были те, кто винил в этом вас?

— Я три или четыре ночи вообще после этого не спал… Если было бы отопление, это случилось или нет?

Неизвестно.

— Скорее, нет. Там не я виноват, там виноват человек, который должен был следить за этой бедной женщиной, чтобы в её доме всё было в порядке, чтобы всё работало. Но это же моя боль, она у меня внутри останется и всё равно, понимаете, есть чувство, что мог бы… Да, есть ещё изготовитель [обогревателя], есть тот, кто делал электросеть… Но я не смогу [эту ситуацию] из души убрать.

Юрий Владимирович, вы говорили, что не очень любите слово «команда», и больше привыкли своих сотрудников называть коллегами, «партнёрами по службе» (из интервью «Абирегу» — прим. Ф.). Но всё-таки какой для вас будет и деальная команда мэра?

— Я уже говорил о качествах. Начинать нужно с компетентности. Это должны быть профессионалы. Должна быть доброжелательность, и у сотрудников должны быть чистые руки.

А какими качествами должен обладать идеальный мэр?

— Теми же самыми: лидерство, харизма, неутомимость, творчество. В кубе.

Насколько вы соответствуете этим критериям?

— Стремлюсь. Нет предела совершенству.

Какие сейчас в администрации вы используете методы поощрения и наказания для сотрудников?

— Мало использую их. Премий вообще нет до сих пор. Мы работаем восемь месяцев, пока единицы [работников] их получили, а наказаний [нет], больше замечания. Лично человеку говорю: «Не вижу дальше возможности с вами работать!». Зачем тратить время обоих людей, если понимаешь, что не сложится?

Вы предложили 6 ноября Александру Агаркову и Ольге Бирюковой до 1 декабря разработать регламент выноса мусора в городе или уволиться . К ак с этим обстоит дело сейчас?

— Уже разработали, справились. Можно было придраться к тому, как они справились, но в обоих случаях потенциал есть. Они чуть-чуть доработали и со второй попытки справились. Они бы и так сделали. Я уже просто нервничать стал. Третий раз говорил, но то одно мешало, то другое, а такой метод неприемлем. Нужно подбирать людей так, чтобы говорить приходилось один раз. Если начинаешь им угрожать — это неправильный метод.

Юрий Владимирович, ваша самая большая победа и неудача за этот год?

— Я не готов ответить. Побед нет, ещё рано. А неудач полно: начиная с того, что хамски деду ответил про слуховой аппарат [на заседании горсовета], проект с управами буксует, трагедия с женщиной в начале отопительного сезона. На планёрку [в администрацию] один раз придёте, и вы услышите. Хотя там плюсов больше, конечно.

Сейчас на федеральной уровне обсуждают возможность возврата прямых выборов мэров. Знаете ли об этом?

— Знаю.

Вашу активность связывают с возможностью участия в таких выборах…

— Ни в коем образе.

На вопрос про возможность участия в грядущих выборах губернатора корреспонденту «БелПрессы» вы сказали, что это маловероятно, потому что здесь не видите никаких условий для себя. Какие благоприятные условия могли бы изменить ваше мнение и повлиять на решение?

— Если бы у меня год рождения был не 1962, а 1992. Такие условия. Шутка. Моложе надо быть. Вряд ли, это не от моего желания зависит. Это зависит от людей, которые формируют кандидатуры для этого корпуса. Да, и у меня нет того опыта, который необходим, чтобы стать губернатором.

Ещё один пост, на который вас прочат, — Совет Федерации. Видите ли себя там? И ещё одно место — Министерство промышленности РФ? Были ли какие-либо предложения?

— Удивительно: насколько разносторонний вектор.

Юрий Владимирович, вас и ваши карьерные шаги связывают с командой Валерия Александровича Сергачёва. Подскажите, как давно вы знакомы с бывшим заместителем губернатора и чувствуете ли его поддержку в карьере?

— Да, мы знакомы. В «Аврору Парк» я пришёл по приглашению Сергачёва. Мы работали вместе и знали друг друга. Я думаю, что все дальнейшие шаги определял другой человек. С чьей подачи — мне неизвестно.

Юрий Владимирович, представим, что вы закончили работу мэром. Живёте другой жизнью и узнаёте, что усилия, которым посвятили много дней работы, не изменили жизнь жителей, не приняты обществом и вообще отменяются новыми людьми и получается, что всё то время и ресурсы, которые вы потратили , были впустую, а вы их могли потратить на другие более понятные и простые для людей дела. Будет ли у вас ощущение разочарования и бессмысленност и? Будете ли жалеть о сделанном?

— Бессмысленность — не то слово. Бессмысленно ничего не бывает. Будет ли чувство сожаления, что всё пошло по-другому? [Не знаю]. Бесцельно — что вы, нет. Не всегда то, что нам кажется правильным сегодня, будет правильным послезавтра. Может быть, надо пройти через этот этап, чтобы выйти на тот другой, правильный, который будет послезавтра. Не нам судить, покажет только время. А жалеть, может, в душе и буду, но если я сам для себя приму аргументацию людей, которые будут продолжать эту работу, если я буду понимать, что это здравомыслящий поступок — почему не принять? Всегда есть смысл заниматься тем, что считаешь правильным. Надо принимать решения с учетом мнения окружающих. Я задумываюсь о том, что говорят. Я разберусь и пойму. Я стараюсь так жить.
Андрей Маслов

Здесь ещё больше наших интервью и важных текстов

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости